fbpx

УДИВИТЕЛЬНЫЕ ДЕЛА

Наши судебные  разборки с МКУ «Сакиинвестпроект» продолжаются. Теперь апелляционный суд запутался в трёх соснах и не знает, что делать. Хотя дело ясное, как божий день…

В этой связи обращаюсь к коллегам — проектировщикам с предупреждением. Если заказчик, заключая с вами контракт на выполнение проектно-изыскательских работ (ПИР),  включает в задание на проектирование предпроектные работы, например,  документацию по планировке территории (ДПТ) (проект планировки территории, проект межевания) и какие-либо НИР, к которым, в нашем случае, относятся математическое моделирование и рыбоводно-биологическое обоснование (РБО), а вы их выполняете, то заказчик может вас «кинуть» на стоимость данных работ на том лишь основании, что госэкспертиза в составе сводного сметного расчета ( ССР) не включает в строку ПИР эти работы (что, разумеется, правильно).    Таким образом, вы эту работу выполните совершенно бесплатно,  потому что Заказчик вам заплатит только за ПИР и ровно столько , сколько заложено в ССР. Потом вы  будете долго судиться и доказывать суду, что вы работу выполнили, что заказчик ее принял,  что у вас твердая договорная цена, что заказчик принял и оплатил эти неПИРы и лишь по завершении всей работы безосновательно удержал их стоимость за счет последнего этапа ПИР, и самое главное, что стоимость собственно ПИР по контракту даже ниже стоимости ПИР согласно ССР. Но это почему-то никого не волнует!

Это еще одно лазейка для мошеннических действий недобропорядочных заказчиков.

Поэтому рекомендую не заключать подобные контракты. По возможности выполнять работы, не относящиеся к ПИР, отдельными контрактами или договорами. Если же при организации торгов  в составе конкурсной документации задание на проектирование предполагает выполнение неПИРов, то пишите жалобы в ФАС.

Если у вас были подобные проблемы, то, пожалуйста, пишите.

Кроме того, недобропорядочная непоследовательность МКУ «Сакиинвестпроект» заключается в том, что он, выставляя исковое требование вернуть ему 52 млн из 49 заплаченных по причине задержки (по его же вине) на полгода получения положительного заключения эккпертизы, совершенно не соображает, что НПЦ «Берегозащита», потратил эти полгода на  бесплатное выполнение ДПТ, РБО и матмоделирование.


Вместе с тем НПЦ «Берегозащита» ведет авторский надзор за строительством.
Такие вот удивительные дела…

Послесловие к телесюжету НТВ

По поводу сюжета НТВ с моим участием о расчистках русел рек в Туапсинском районе, считаю необходимым его прокомментировать попунктно.
Причем, перед каждым пунктом можно приписать «К сожалению, «

1. Нам приходится участвовать в  ликвидации последствий наводнений, а не в их предотвращении.

2. При этом в авральном порядке проектируются и возводятся дамбы обвалования (некапитальные) из русловых  материалов без крепления их откосов, потому что в рамках ЧС иное, в т.ч.  закупка элементов крепления, ремонт, содержание и восстановление, по условиям финансирования  не допускается.
Как следствие, такие дамбы подвергаются значительным деформациям и  ускоренному размыву.

3. Заказчики работ, муниципальные службы по завершении работ в рамках ЧС на этом  «успокаиваются», теряя драгоценное время, которое необходимо использовать для проектирования  и строительства капитальных сооружений, со всеми вытекающими последствиями.

4. Местное население к построенным временным дамбам предъявляет требования по эффективности и защитным функциям, как к капитальным сооружениям.  Местные общественники-активисты, вместо того, чтобы добиваться проектирования и возведения капитальных сооружений, проявляют активность иного рода, обвиняя всех и вся, не гнушаясь провокациями и клеветой.

5. В рамках ЧС в отношении капитальных сооружений можно выполнять лишь аварийно-восстановительные  работы, если данные сооружения должным образом оформлены и зарегистрированы, как объекты недвижимости.

6. Проектирование капитальных гидротехнических сооружений предполагает подготовку градостроительной документации по планировке территории, оформление  земельного участка, разработку полноценной проектной документации, прохождение экспертиз, оформление разрешения на строительство,  по завершении строительства приемку в эксплуатацию, декларирование безопасности ГТС, регистрацию  ГТС в Ростехнадзоре. На всё это уходит очень много времени, но таковы требования правовых нормативных актов.

7. Причин «нежелания» федеральных, региональных и местных властей возводить капитальные берегозащитные сооружения, на мой взгляд, несколько:
— Росводресурсы Минприроды РФ — из-за ограниченности федеральных средств. Попросту объемов федерального финансирования недостаточно;
— местные власти — из-за того, что проектировать  капитальные защитные сооружения необходимо за счет средств местного бюджета. Это затратно и долго (см. пункт 6). И при этом нет гарантии,  что запроектированные объекты, получившие все согласования и экспертизы, получают федеральное финансирование для их строительства, т.е. проекты «кладутся на полку»;
— региональные и местные власти —  из-за того, что  по завершении строительства и приемке в эксплуатацию они обязаны решать вопросы содержания построенных капитальных сооружений и нести ответственность за их безопасность. Это требует: и создания службы эксплуатации, и укомплектования их кадрами, и необходимость декларирования безопасности, и чуть что не так — оплаты штрафов от Ростехнадзора и прокуратуры.

В заключение сравним некоторые цифры.
Общая стоимость мероприятий по расчисткам русел рек и строительства временных дамб на 16 реках общей протяженностью более 16 км. в Туапсинском районе в конце 2018 — начале 2019 гг составила около 300 млн рублей. Стоимость строительства капитальных берегоукрепительных сооружений на реке Адагум в Крымском районе протяженностью также более 16 км. составила 1,9 млрд рублей, т.е. в 6 раз больше. А ущерб от Крымского наводнения составил 20 млрд рублей.

Вывод:
Лучше один раз построить более затратное, но надежное и долговечное капитальное сооружение, чем каждый раз  ликвидировать последствия наводнений и каждый раз возводить временные сооружения.

 

Судебные разборки. Общие впечатления и выводы

Участие в судебных заседаниях с Госзаказчиками по их исковым требованиям, а они касаются только сроков сдачи результатов работ, а не их качества или объемов выполнения, позволяет мне сделать следующие выводы:
1. Госзаказчики бывают, конечно, разные, но наблюдается следующая  тенденция : они стремятся предъявлять все претензии, предусмотренные контрактами. Даже если они не являются обязательными, несоразмерными с причиненным ущербом  и если даже вина явно на заказчике и тем более, если обоюдная.
2. В любом случае Госзаказчики в задержках сроков выполнения работ или их срыве винят исполнителей.
3. Госзаказчики, как правило, не оспаривают результаты проверок со стороны контрольно-надзорных и правоохранительных органов. Они исправно выполняют все их рекомендации даже самые невероятные, боясь как огня стать на защиту исполнителей.
4. Проверяющие органы так далеко зашли в своей борьбе с коррупцией и так запугали Госзаказчиков, что последние весь свой испуг переносят на подрядчиков: они строчат свои исковые требования и множат судебные дела. Особенно это характерно для Госзаказчиков со слабой инженерно-технической службой и низким уровнем технической грамотности юристов  и юридических отделов, а это сплошь и рядом.
5. Госзаказчикам плевать на свою репутацию. Это характерно для условий экономического кризиса.
6. То же, на репутацию и добропорядочность исполнителей работ.
7. Судьи невнимательно изучают дела и не вникают в их суть, особенно в начале их рассмотрения. Это приводит к затягиванию судебного разбирательства.
8. Судебные разбирательства отнимают массу времени, денежных средств и усилий и у исполнителей работ, и у Госзаказчиков, и у судебных органов.
9. Вывод: надо что-то менять! Меньше пены! Больше сути, объективности и справедливости! Больше профессионализма!

Что нам мешает бороться с наводнениями?

Наводнения были и раньше, однако в последние десятилетия они участились, стали более разрушительными. Почему же те меры, которые предпринимаются на различных уровнях власти, являются малоэффективными? Снова и снова мы то тут, то там сталкиваемся с необходимостью принимать меры по ликвидации последствий наводнений. Весьма дорогостоящие меры. В лихорадочном темпе в рамках объявленных ЧС расчищаем русла рек, строим дамбы. Государство несёт затраты по выплате компенсаций, по переселению людей. Наводнения наносят государству колоссальный материальный ущерб. Не говоря уже о социальном ущербе.

Наводнения являются дополнительным источником социального напряжения в обществе. Всегда есть недовольные тем, как ведётся работа по предотвращению наводнений (если она вообще ведётся), с самой стихией и с ее последствиями.

Опыт работы в краевых и федеральных управленческих структурах, в научных и проектных организациях в области берегозащиты позволяют путем системного анализа прийти к следующим умозаключениям.

Итак, что же у нас, в России, не так, что гораздо чаще, чем в цивилизованных странах страдаем от наводнений?

В Российской Федерации отсутствует какая-либо государственная стратегия в решении проблемы наводнений и, соответственно, нет системного подхода: нет ни совершенной законодательной базы, ни организационной структуры, ни стабильного финансирования, ни совершенной нормативной базы.

Рассмотрим по порядку:

1. Пробелы законодательства Российской Федерации в части, касающейся защиты от негативного воздействия вод

Негативное воздействие вод (далее — НВВ) — затопление, подтопление, разрушение берегов водных объектов и заболачивание.

Водный кодекс РФ по сути является природоохранным законом и имеет основную цель — защиту водных объектов от загрязнения, засорения, заиления, заболачивания. Водоохранная зона, прибрежная защитная полоса и береговая полоса выделяются и служат именно данной цели. Защита же территорий, граничащих с водными объектами от НВВ в Водном кодексе лишь обозначена в статье 67.1 и не более того.

Необходимо поднять правовой статус рассматриваемой проблемы защиты от НВВ на более высокий уровень.

Необходима разработка и принятие закона о берегах, о береговой зоне или о защите от негативного воздействия вод.

2. Отсутствует уполномоченный орган, непосредственно занимающийся организацией работ по предупреждению и предотвращению НВВ

Потому, что нет соответствующего закона по защите от наводнений или в целом от НВВ.

Ещё не так давно на территории Краснодарского края существовало федеральное предприятие ФГУП «ГУБПР» (до 2004 г. ГУСНПП «Краснодарберегозащита»), находившееся в ведении Минстроя РФ (Госстроя РФ), выполнявшее роль заказчика-застройщика берегозащитных сооружений, имевшего ряд филиалов на Азово-Черноморском побережье Краснодарского края. Предприятие сначала, в середине 90-х годов прошлого века, развалилось, затем все разрозненные подразделения поочередно исчезли.

Необходимо воссоздать организационную федеральную структуру со следующими функциями:

— организация мониторинга береговых процессов на морских побережьях и русловых процессов на реках

— контрольно-надзорные функции при размещении объектов недвижимости в береговых полосах водных объектов, в зонах затопления и подтопления, в зонах прогнозного разрушения берегов

— контроль текущих изменений на территории береговых полос, границ зон затопления и подтопления, а также прогнозных границ зон разрушения берегов

— функции заказчика всего комплекса работ и мероприятий по защите от НВВ, включая НИР, ПИР, строительство, эксплуатацию и ремонт берегозащитных ГТС

— функции заказчика-застройщика комплекса берегозащитных сооружений.

3. Отсутствует планомерное финансирование берегозащитных мероприятий

Берегозащита – весьма капиталоемкая отрасль строительства, включающая в себя весь комплекс работ, начиная с обследования берега и мониторинга природных процессов и заканчивая эксплуатацией и содержанием берегозащитных сооружений. Без финансовой поддержки федерального центра организовать выполнение данного комплекса работ и мероприятий, а, следовательно, и решить проблему предупреждения наводнений невозможно.

Необходимо обеспечить стабильное федеральное финансирование вышеназванных работ и мероприятий.

4. Несовершенство нормативной базы в части проектирования и строительства берегозащитных сооружений

В настоящее время проектирование объектов капитального строительства осуществляется в соответствии со статьёй 48 Градостроительного кодекса РФ и в соответствии с Положением о составе разделов проектной документации и требованиях к их содержанию (далее – Положение № 87), принятым постановлением Правительства от 16 февраля 2008 года № 87 «О составе разделов проектной документации и требованиях к их содержанию».

Данное Положение не учитывает особенности берегозащитных ГТС, а именно:

— проекты берегозащитных ГТС быстро «устаревают» из-за изменчивости природных условий под воздействием гидрологических факторов (волнения, течения)

— в экстремальных условиях произошедших наводнений, при проявлении НВВ возникает необходимость ускоренного проектирования и возведения берегозащитных сооружений.

Поэтому берегозащитные ГТС целесообразно вынести в отдельную категорию сооружений, для которой следует предусмотреть возможность сократить состав проектной документации, сократить объем инженерных изысканий, сократить продолжительность проведения экспертиз, существенно упростить процедуру проведения рыбохозяйственной и государственной экологической экспертизы. Помимо этого следует строго регламентировать сроки реализации берегозащитных объектов.

5. Несовершенство нормативной базы в части проектирования противопаводковых мероприятий

Приказом Минприроды РФ от 31.08.2010 г. № 337 утверждены «Методические указания по осуществлению органами государственной власти субъектов РФ переданного полномочия РФ по осуществлению мер по предотвращению НВВ и ликвидации ее последствий в отношении водных объектов, находящихся в федеральной собственности, полностью расположенных на территориях субъектов Российской Федерации».

Эти меры включают в себя (п.16) меры, указанные в статье 67.1 ВК РФ, а именно: мероприятия по увеличению пропускной способности русел рек, их дноуглублению и спрямлению, расчистке водоемов, уполаживанию берегов водных объектов, их биогенному закреплению, укреплению берегов песчано-гравийной и каменной наброской на наиболее проблемных участках.

Указанные мероприятия должны проводиться в соответствии с утвержденной в установленном порядке проектно-сметной документацией.

Однако по настоящее время нет норм проектирования противопаводкового регулирования русел рек, в том числе их расчистки.

В начале 2000-х годов ГУСНПП «Краснодарберегозащита» совместно с Государственным гидрологическим институтом и ВНИИГ им. Б.Е.Веденеева начали разработку территориальных строительных норм Краснодарского края (ТСН) по противопаводковому регулированию русел рек Черноморского побережья Краснодарского края. Работа не была завершена в связи с прекращением финансирования данной НИР.

Необходимо вернуться к разработке данных ТСН. Целесообразно разрабатывать аналогичные территориальные нормы для каждого паводкоопасного региона Российской Федерации.

6. Несовершенство нормативной базы в части проектирования и осуществления берегозащитных мероприятий в условиях ЧС

Федеральный закон «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» от 21.12.1994 N 68 определяет общие организационно-правовые нормы в области защиты населения, территории от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера. Согласно статьи 3 цели данного Федерального закона следующие:

— предупреждение возникновения и развития чрезвычайных ситуаций;

— снижение размеров ущерба и потерь от чрезвычайных ситуаций;

— ликвидация чрезвычайных ситуаций.

Осуществление предупредительных мер — важнейшая государственная задача, однако гораздо чаще мы ликвидируем последствия. Масштабы наводнений как раз и являются показателем малой эффективности их предупреждения.

Единая государственная система предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций предполагает решение ряда задач, в том числе:

— разработка и реализация правовых и экономических норм по обеспечению защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций

— создание резервов финансовых и материальных ресурсов для ликвидации чрезвычайных ситуаций.

Что можно и что нельзя в режиме ЧС в случае наводнений?
В рамках ликвидации последствий ЧС по условиям финансирования по линии ЧС можно выполнять следующие виды работ:

1) Аварийно-спасательные и другие неотложные мероприятия. К ним относятся аварийные работы по локализации ЧС, поражающего фактора, которым в случае наводнения является водный поток. Выполняются мероприятия для повышения пропускной способности русел рек: выполняется расчистка русел рек от заторов, завалов, донного грунта (дноуглубительные работы), а также возведение дамб из пригодного для этих целей донного грунта – руслового материала. Недостаток таких дамб — их легкоразмываемость из-за того, что не защищен от размыва напорный откос. Безусловно, целесообразно защитить откос, однако существующие условия финансирования по данной статье затрат запрещают закупку строительных материалов и конструкций, том числе элементов для крепления откосов дамб (крупного камня, фигурных бетонных блоков и массивов, плит и др.). Поэтому при возведении дамб обвалования применяется только русловой материал. При наличии резервов материальных ресурсов в виде строительных материалов и конструкций, применимых для крепления откосов дамб, их необходимо укреплять.

Следовательно, необходима разработка и принятие специальных упрощенных для условий ЧС норм проектирования временных (некапитальных) берегозащитных сооружений, в том числе дамб обвалования с креплением напорных откосов. В последующем данные сооружения следует довести до уровня объектов капитального строительства в соответствии с законодательством о градостроительной деятельности.

Целесообразно осуществлять складирование резервов или запасов строительных материалов для крепления откосов дамб (крупного камня, массивов, фигурных элементов мешков с грунтом или бетоном и др.) в рамках ликвидации последствий наводнений на теле защитных сооружений в избыточном количестве на наиболее проблемных участках, в данном случае на откосе. При этом они должны быть легко доступными. Для этого нужно заранее предусмотреть схемы доставки данных материалов и изделий на другие проблемные участки при последующих наводнениях.

2) Аварийно-восстановительные мероприятия (АВР). АВР выполняется только для объектов, которые находятся на кадастровом учете, как объекты недвижимости. Восстанавливать их можно только в прежних параметрах.
При этом, если изменились требования строительных норм, восстановление в прежних параметрах может не соответствовать этим нормам, а доведение восстанавливаемого сооружения до требований норм может не соответствовать условиям финансирования.
Следовательно, целесообразно разработать нормативный документ, регламентирующий при выполнении АВР учет изменений нормативных требований, принятых с момента строительства восстанавливаемых сооружений.

7. Отсутствие межведомственного взаимодействия Минприроды РФ и Минстроя РФ при разработке комплексных проектов расчистки русел рек с размещением пляжеобразующих речных наносов в приурезовой зоне моря для формирования морских пляжей

8. Слаборазвитая система гидрологических наблюдений Росгидромета. Отсутствие данных по стоку наносов рек. Отсутствие свободного доступа к базе гидрометеорологических данных

9. Неготовность и финансовая неспособность регионов, муниципальных и поселковых образований самостоятельно без федеральной финансовой помощи содержать и эксплуатировать берегозащитные ГТС в соответствии с требованиями их безопасности

10. Дефицит кадровых ресурсов по специальности «Гидротехническое строительство» для эксплуатирующих организаций в регионах в соответствии с требованиями законодательства по обеспечению безопасности ГТС

11. Недостаточное финансирование научных исследований в области инженерной защиты территорий от наводнений

Подводя итоги, можно сделать следующий вывод: главной причиной, мешающей эффективно бороться с наводнениями, является отсутствие государственной стратегии борьбы с наводнениями, несовершенство законов, нормативно правовых документов и актов, не позволяющих осуществлять эффективные мероприятия, как плановые своевременные предупредительные, так и в режиме ЧС.

Несовершенство законов и нормативно-правовых актов и рьяные требования к их исполнению не позволяют руководителем и ответственным исполнителям принимать правильные эффективные решения.

Генеральный директор НПЦ «Берегозащита», канд. техн. наук Э.Х. Кушу

Встреча в аэропорту, которой не должно было произойти

 

Иногда случайные события, происходящие в нашей жизни, казалось бы, на первый взгляд, неприятные оборачиваются приятными сюрпризами. Причем одновременно не только для меня.
Так, однажды, я, ещё будучи аспирантом, в Москве опоздал на свой самолёт, улетевший без меня в какой-то сибирский город. Мне нужно был выступать на конференции, не помню, кажется, в Тюмени.  Обидно было, что опоздал совсем на чуть-чуть… 

Я  купил билет на ближайший рейс, который был на следующий день… И тут я узрел в толпе такое же как у меня расстроенное, но до боли знакомое лицо. Лицо, увидев меня, расплылось в вымученной улыбке. Это был Алик Денисов или просто Денисыч, как мы его называли, будучи студентами. Мой бывший по одногруппник, друг и очень хороший человек. Оказалось, что он должен был из Москвы улететь домой, в Краснодар, завтра, но перепутал даты и приехал в аэропорт днём раньше, и понял это только в аэропорту при регистрации на рейс.  Он пытался поменять билет на более ранний рейс.

Таким образом, моя нерасторопность и не знаю что Алика, наверное, рассеянность, стали причиной этой неожиданной встречи.
В принципе вероятность этой встречи изначально была равна нулю.   Но благодаря нашим вышеназванным качествам стала реальностью.
Я ему предложил ничего не менять, поехать ко мне, и завтра улететь своим рейсом.

Каково было удивление моей супруги, когда я нарисовался на пороге и не один… Напомню, что сотовой связи в те времена, а это было в конце 80-х, ещё не было.
Вечером мы хорошо посидели… Утром поехали вместе в аэропорт и улетели: он своим рейсом в Краснодар, а я в Сибирь. Время от времени рассказываю об этой встрече нашим общим знакомым. Алик по этому поводу даже написал стихотворение. На днях я случайно, копошась с своих электронных архивах, наткнулся на него:

Перечитал стихотворение….и обнаружил нестыковочки. По моей версии это был конец 80-х, по его — 90-е. И по-моему я летел в Тюмень, а Алик излагает, что мы улетели вместе в Краснодар. Требуется уточнить. Хороший повод для встречи с Аликом…

Светлой памяти Светланы Ивановны Фёдоровой

В это трудно поверить. Не стало нашей Светланы Ивановны Фёдоровой. Ушла из жизни огромной души, добрейший, справедливый, прямой и честный человек. Человек с большой буквы. Настоящий профессионал, моя опора.

Сердце переполнено скорбью и ощущением огромной невосполнимой утраты. Мне и нам всем будет очень не хватать ее присутствия, ее мнения, ее поддержки, ее голоса, ее улыбки… Светлая память. Она навсегда осталась в нашей памяти, в наших сердцах.

Сакский процесс НПЦ «Берегозащита»

19 июня 2019 г. на очередном заседании Арбитражного суда Республики Крым снова более чем на месяц (До 29 июля 2019 г.) объявлено очередное, уже 6-е по счёту, отложение судебного разбирательства. Почти год тянется это ясное и простое для нас, работников НПЦ «Берегозащита», дело, но оказавшееся почему-то сложным для юристов и в целом для суда первой инстанции — Арбитражного суда Республики Крым. Какое бы ни было его решение, будет подана апелляция одной из сторон.

Объект судебных разбирательств — объект проектирования «Пешеходная набережная вдоль улицы Морская, Республика Крым, город Саки». НПЦ «Берегозащита» полностью выполнил свои обязательства по контракту: сдан полный комплект проектно-сметной документации по всеми необходимыми экспертизами. Объект сейчас в стадии строительства, НПЦ «Берегозащита» ведёт авторский надзор за строительством в соответствии с договором с МКУ «Сакиинвестпроект».

Суть дела: заказчик (МКУ «Сакиинвестпроект»), он же ответчик, отказывается оплатить предусмотренную контрактом всю стоимость проектно-изыскательских работ (ПИР) под предлогом того, что их стоимость, якобы, завышена путём «необоснованного применения коэффициентов». Какие это коэффициенты заказчик не уточняет. Почему? Потому, что он ещё не придумал какие.

В действительности же стоимость ПИР согласно сводному сметному расчету (ССР) и положительному заключению ФАУ «Главгосэкспертиза России» выше, чем в контракте. Это — доказанный факт.

Почему заказчик в таком случае занял такую неконструктивную позицию? Какова истинная причина того, что заказчик не оплатил полностью ПИР?

Согласно Градостроительному кодексу РФ при проектировании линейных объектов заказчик обязан предоставить проектировщику проект планировки территории (ППТ) и проект межевания (ПМ).

Поскольку данной документации у заказчика не было, то заказчик заказал ее разработку исполнителю. Эти работы вошли в задание на проектирование и в цену контракта. Но так как ППТ и ПМ являются предпроектными работами, то они не вошли в стоимость ПИР в составе ССР согласно заключению экспертизы. То же касается математического моделирования волновых процессов, рыбоводно-биологического обоснования (РБО). Они также не вошли в ССР. Все эти работы были полностью выполнены НПЦ «Берегозащита» в соответствии с заданием на проектирование. Заказчик принял и оплатил их стоимость: ППР, ПМ, математическое моделирование, РБО.

Без данных видов работ окончательные результат не мог быть достигнут. Они использованы в процессе дальнейшего проектирования и при прохождении экспертиз.
Поскольку эти работы не вошли в ССР, но они уже были приняты и оплачены, то заказчик самовольно, в нарушение условий контракта, решил просто не доплатить за проектные работы, вводя в заблуждение суд утверждением, что в контракте стоимость проектных работ, якобы, завышена.
А его представитель в суде, что только не вытворяет: и применяет всяческие юридические ухищрения дабы затянуть принятие решения суда, выдает недостоверную информацию, попросту лжёт, утверждает, что экспертиза уменьшила цену контракта! И что НПЦ «Берегозащита» не имеет претензий к заказчику! А что тогда мы делаем в суде? Интересно, сколько времени этот сакский Сусанин будет водить за нос Арбитражный суд Республики Крым?

Крымский опыт НПЦ «Берегозащита» работы с заказчиками !

Эпиграфом настоящей публикации может служить такая фраза: «С такими заказчиками, как в Крыму, мы ещё не сталкивались!»


Учитывая наш значительный опыт проектирования в г. Севастополе и в Республике Крым (всего 7 объектов), а также не менее значительный опыт споров с заказчиками и судебных с ними разборок, хочется выразить общее впечатление об этом в целом.

Хочу коснуться вопроса, который обычно подрядные организации избегают, а именно дать свою оценку работы заказчиков по таким критериям, как профессионализм и деловая репутация. Пускай она будет, может быть, субъективна, но зато честная.

1. О профессионализме служб заказчиков.
Изначально службы заказчиков профессионально были слабо подготовленными. Особенно это характерно МКУ «Управление капитального строительства г. Ялты». Например, работники служб заказчиков представления не имели, что такое государственная экологическая экспертиза и сопутствующие мероприятия. В целом они не способны думать хотя бы на шаг вперёд.
Следующий недостаток — большая текучка руководящих кадров. Особенно выделяется в этом ГКУ «Капитальное строительство», г. Севастополь. В последующем Севастопольскую службу заказчика возглавила питерская команда. Это позитивно сказалось на результатах и итогах работы. Стабильным был и является кадровый состав МКУ «Сакиинвестпроект». Но у этого заказчика другие «особенности», подробным образом приведённые ниже.

2. О деловой репутации служб заказчиков.
Это крайне редко используемый критерий для оценки работы заказчика. Причина: обычно нашим отечественным бюджетным заказчикам все равно какая у них репутация. Но все же коллегам, бизнес-сообществу в сфере проектирования и строительства будет интересно…. Итак!
В целом службы заказчиков, в особенности Сакская и Ялтинская, — настолько «пращуры» в деловой этике, что пожалуй никто из их руководства не знает и понимает, что это такое и зачем это вообще нужно. Данные службы заказчика, на фоне технической некомпетентности, приложили и продолжают прикладывать максимум усилий, чтобы нормальные подрядчики обходили из десятой дорогой.
Размышления на тему, почему они так себя противопоставляют исполнителям работ, привели к следующему выводу.
Как это ни странно, но, на мой взгляд, в настоящее время главной причиной отсутствия у наших заказчиков признаков деловой этики в отношениях с исполнителями являются последствия борьбы с коррупцией или антикоррупционная деятельность государственных органов. Данная, сложившаяся в течение последних лет практика взаимоотношений между бюджетными заказчиками подрядными организациями, вызваны следующим. Это — опасения, нежелание или страх заказчиков быть заподозренными в коррупционных связях с исполнителями работ, если вдруг они проявят по отношению к последним какую какую-либо лояльность или слабину. Поэтому они исполняют все указания и рекомендации правоохранительных органов по итогам проверок расходования бюджетных средств. Или там, где по условиям контрактов заказчик имеет право применять санкции, это право заказчик воспринимает как обязанность.

В пылу этой малоэффективной борьбы государства с коррупцией, мы все, участники процесса реализации государственных программ по проектированию и строительству, пока больше теряем. А теряем вот что! И это немаловажно. Это — возможность установления добропорядочных деловых отношений между государственными и муниципальными заказчиками, с одной стороны, и исполнителями работ, с другой. Если, конечно, это добросовестные исполнители и некоррумпированные заказчики.

Часто добросовестность и профессионализм подрядчиков не являются достаточным основанием для возникновения желания заказчиков работать с такими подрядчиками.
Очень важно при работе в рамках исполнения государственных и муниципальных контрактов тесное взаимодействие исполнителей и заказчиков. Они должны помогать и поддерживать друг друга. Ведь задача общая: качественно и в срок выполнить работу, подрядчику — заработать или подтвердить хорошую деловую репутацию.
В современных контрактах настолько плотно переплелись функции исполнителя работ и заказчика, что трудно провести эту границу в вопросах, например, подготовки исходно-разрешительной документации. Заказчики, как правило, не успевают завершать , а зачастую даже начать формирование исходных документов (чаще всего документацию по планировке территории и, соответственно, оформить земельный участок под объект строительства). Поэтому они включают данные работы в задания на проектирование. Вот тут то и начинается необходимость плотной совместной работы.

Ну а что мы имеем на деле? То, с чего я начал настоящую статью. Уже в самом начале работы, заказчик и подрядчик начинают не взаимодействовать, а конфликтовать, обвинять друг друга в нарушениях условий контракта. Заказчики, видимо, неизбалованные ещё при Украине, обилием нормальных подрядных организаций, изначально настроены не совместно работать, а обвинять и конфликтовать.
Таким образом, заказчики превращаются, если не из союзников, то из деловых партнёров исполнителей работ, в противников. Такой антагонизм в отношениях «бюджетные заказчики — исполнители работ», неосознанно навязываемый со стороны контрольно-надзорных органов, негативно сказывается на деловых партнерских отношениях, доверительных взаимоотношениях сторон контрактов. Вместо эффективной совместной работы происходит конфронтация. Как результат — потеря и времени, и сил, и средств, как исполнителей работ, так и заказчиков.
В итоге страдает дело.

Принимая решение об участии в ряде конкурсных торгов на выполнение проектно-изыскательских работ в Республике Крым и в городе Севастополе, руководство ООО «НПЦ Берегозащита» не предполагало, что на стадии завершения и сдачи работ возникнут такие напряжённые отношения с заказчиками. Практически все Севастопольские и Крымские объекты, проектно-сметная документация по которым разработаны НПЦ «Берегозащита», стали полем судебных споров.
В конечном итоге, пришлось обмениваться взаимными претензиями, встречными судебными исками, участвовать в бесчисленных судебных заседаниях. Причем содержание некоторых претензий и исков, подготовленных заказчиками, до того абсурдны, что диву даёшься, как такое в голову могло прийти. К примеру, МКУ «Сакиинвестпроект» — наш заказчик по проектированию пешеходной набережной в г. Саки — уже в разгаре выполнения проектных работ начал активную претензионную работу, выставляя одну претензию за другой. Вся деятельность заказчика подчинена лишь одной цели: максимально обвинить исполнителя работ, максимально подвергнуть их санкциям. Что характерно, у заказчика полное отсутствие желания и воли отстаивать свои интересы и интересы исполнителей работ перед контрольно-надзорными органами. Все это идёт от неуверенности заказчиков в себе. Им легче и безопаснее обвинить исполнителя, чем стать на его сторону.
Я уже писал о том, что, идя на поводу проверяющих органов, МКУ «Сакиинвестпроект» из-за полугодовой просрочки получения положительного заключения ФАУ «Главгосэкспертиза России» (причем по вине заказчика же), выдвинул претензию на сумму 52 млн рублей. И это при том, что исполнитель переплатил за проведение государственных экспертиз около, 3 млн рублей, причем частично за счёт личных сбережений работников предприятия. ( К слову, также было и на пяти Севастопольских объектах НПЦ «Берегозащита»). Более того, МКУ «Сакиинвестпроект» недоплатил НПЦ «Берегозащита» около 8 млн рублей за полностью выполненные сданные работы. И в настоящее время в ходе судебного разбирательства, заказчик, являясь в суде ответчиком, всячески юридически изворачиваясь, пытается вводить в заблуждение суд и одновременно спасти свое «лицо».
Могу с уверенностью утверждать, что работать Сакским и с упомянутым Ялтинским, заказчиками, НПЦ «Берегозащита» уже не станет. Причина одна: отсутствие у заказчиков таких понятий как порядочность, совесть и честь.

НПЦ «Берегозащита», несмотря на такие странные отношения с заказчиком, ведёт авторский надзор за строительством своего объекта проектирования в городе Саки.

Э.Х. Кушу

Расчистка русел рек! Как? Кто? Когда?

1. Виды расчисток русел рек

Что означает расчистка русел рек? Каковы цели расчистки? Как нужно расчищать русла рек? Чья этот обязанность? Когда нужно расчищать русла, в каком объеме и с какой периодичностью? Вот вопросы, ответов на которые не знают многие должностные лица органов власти, государственные и муниципальные заказчики, проектные организации, производители работ, контрольно-надзорные органы. Итак, начинаем разбираться.

Разбираться приходиться, поскольку:

А) Нет закона прямого действия, который бы регламентировал, хотя бы рамочно, мероприятия по защите от наводнений. За неимением такого закона обратимся к наиболее близкому к проблеме федеральному закону — Водному кодексу РФ от 03.06.2006 г. N 74 — ФЗ (далее — ВК РФ)

Б) Нет конкретных строительных норм, которые бы регламентировали разработку проектной документации по противопаводковому регулированию русел рек, в частности путём их расчистки.

Неоднократно я упоминал о территориальных строительных нормах Краснодарского края (ТСН КК) по противопаводковому регулированию русел рек Черноморского побережья Краснодарского края, которые ГУСНПП «Краснодарберегозащита» совместно с ГГИ начинал разрабатывать в 2003 г.. Работа так и не была завершена, несмотря на актуальность по сей день).

Ст. 67 ВК РФ выделяет 2 типа зон водных объектов (т.к. в настоящей статье речь идёт только о реках, то далее вместо «водный объект» буду применять термин «река»): зона экологического бедствия (далее — ЗЭБ) и зона негативного воздействия вод (далее — ЗНВВ). Зона экологического бедствия образуется вследствие загрязнения, засорения, заиления рек. Зона негативного воздействия воды — зона, в которой проявляется различные виды негативного воздействия вод (далее — НВВ): затопление, подтопление, размыв берегов.
В обеих зонах, в ЗЭБ и в ЗНВВ, одним из методов ликвидации последствий бедствий является расчистка русел рек. Методы одинаковые, а цели совершенно разные.

Итак, существует 2 основных вида расчистки русел:
1. Водоохранная расчистка русел рек
2. Противопаводковая расчистка русел рек.

1. Водоохранная расчистка русел рек

Она выполняется, как правило, в ЗЭБ. Цель такой расчистки русел рек — защита реки от засорения, загрязнения и заиления, т.е. охрана водного объекта.
Водоохранную расчистку русел рек ещё называют экологической реабилитацией водного объекта. Такой вид расчистки отвечает целям водного законодательства.

Водоохранная расчистка не ставит задачи расчета и обеспечения пропускной способности русла реки. Она ограничивается удалением из русел рек остатков древесно-кустарниковой растительности, карчей, иных предметов, загрязняющих или засоряющих реку. Основанием для такой расчистка может служить визуальная оценка ситуации. Данный вид расчистки русел рек может производится без предварительных инженерных изысканий, в частности, инженерно-геодезических изысканий, без гидрологических расчетов, без расчета пропускной способности русла. При водоохранной расчистке не возводятся какие-либо защитные сооружения.

Если загрязненным является донный грунт, или донные иловые отложения мешают проточности реки, то донный грунт может быть удален из русла. При этом пропускная способность русла может вообще не подвергаться оценке, а если и оценивается, то только как попутная задача.
Безусловно, водоохранная расчистка русел рек отчасти решает попутно и противопаводковую задачу. Особенно когда из русел удаляют скопившиеся заторы, например, у мостовых переходов. Это даёт неоправданные основания для подмены противопаводковой расчистки русел рек водоохранной расчисткой.

2. Противопаводковая расчистка русел рек

Новой редакцией статьи 67.1 ВК РФ существенно расширено понятие негативного воздействие вод и противопаводковых мероприятий. Отмечено, что предотвращение НВВ и ликвидация его последствий включает противопаводковые мероприятия, а именно (пп. 3, п. 2, ст. 67.1): «увеличение пропускной способности русел рек, их дноуглубление и спрямление, расчистка водоемов, уполаживание берегов водных объектов, их биогенное закрепление, укрепление берегов песчано-гравийной и каменной наброской».

Что такое противопаводковая расчистка русел рек? Она кардинально отличается от водоохранной.

Во-первых, цель противопаводковой расчистки русел рек — это предотвращение и ликвидация последствий НВВ при паводках (затопление и подтопление территорий, размыв берегов — это и есть поражающие факторы наводнения, если говорить языком МЧС).

Во-вторых, необходим проект расчистки русла реки.
Разработка проекта необходима, чтобы обосновать расчётом сечение, сформировать русло реки с заданной пропускной способностью, задать продольный и поперечные профили русла реки. Основная цель документации — повышение пропускной способности русла, разработка донного грунта (руслового материала). О том, каким образом может использоваться русловой материал, речь пойдет ниже, в последующих главах.

В-третьих, именно данный вид расчистки, а не водоохранная расчистка, должен выполняться при ликвидации последствий наводнений и его поражающих факторов.

В-четвёртых, противопаводковая расчистка русла в разы дороже водоохранной, т.к. предполагает значительно большие объёмы работ по формированию расчетного сечения русла реки.

В условиях объявленной ЧС вместо полноценного проекта допускается разработка технических решений, включающий минимально необходимый объем проектно-изыскательских работ: инженерно-геодезические изыскания и гидрографические работы, гидрологические расчеты, расчет пропускной способности русла, расчет и обоснование отметок дна, гребней дамб обвалования, комплект рабочих чертежей, пояснительная записка с описанием видов работ, краткой организации строительства, ведомости объемов работ и сметной документации.

Помимо рассмотренных 2-х основных вида расчистки русел рек следует выделить ещё один вид – расчистку русел рек от завалов и заторов.

3. Расчистка русел рек от завалов и заторов

Целесообразно выделить данный вид расчистки русел рек по следующим причинам:

— данной расчистке свойственны признаки и водоохранной, и противопаводковой расчистки русел.
Завал — скопление различных предметов, главным образом стволов деревьев и карчей, в русле реки. Помимо древесного завала, бывает грунтовый вследствие схода оползней и обвалов в русло реки.
Затор — скопление льда в русле реки, сужающих его живое сечение;

— Приказом Минприроды России от 29.01.2019 N 54 регламентировано, что «проведение мероприятий, направленных на расчистку русел рек от заторов и завалов, допускается на основании акта обследования состояния водного объекта, ведомости объема предполагаемых работ и сметно-финансовых расчетов проведения работ», то есть без разработки проектной документации и каких-либо технических решений.
Удаление затора и завала является в первую очередь противопаводковым мероприятием. Однако ликвидация, к примеру, завала нисколько не решает в целом проблему противопаводковой защиты, если причина наводнения в другом: в низкой пропускной способности русла реки, а не только в месте завала.

Как правило, завал в русле реки образуется в процессе паводка и усугубляет наводнение. Не следует переоценивать удаление завалов, поскольку это лишь одно из мероприятий по увеличению пропускной способности русла. Удаление завала не предполагает разработку руслового материала. Следовательно, если причиной наводнения является в целом низкая пропускная способность русла из-за переполненности его наносами, то удаления завалов недостаточно для предотвращения наводнений. Расчистка от завала является достаточной для ликвидации причин проявления поражающих факторов наводнения только лишь при условии, что в целом русло обеспечивает пропуск паводковых расходов воды.

Таким образом, лишь противопаводковая расчистка русел рек, является необходимой и достаточной для исключения негативного воздействия вод и причин проявления поражающих факторов, сопровождающих наводнения.

2. Кто и в каком порядке должен осуществлять расчистку русел рек вне режима ЧС?

Статья 67.1 ВК РФ определяет, что собственник водного объекта обязан осуществлять меры по предотвращению негативного воздействия вод и ликвидации его последствий. Эти меры осуществляются исполнительными органами государственной власти или органами местного самоуправления в пределах переданных им полномочий.

В соответствии со статьёй 8 ВК РФ все водные объекты, в т.ч. реки, находятся в федеральной собственности.

В соответствии со статьёй 26 ВК РФ водоохранные мероприятия, а также предотвращение НВВ и ликвидация его последствий в отношении рек, полностью расположенных на территории субъектов РФ, находится в полномочиях субъектов.

Средства на осуществление данных полномочий предоставляются в виде субвенций из федерального бюджета.

Приказом Минприроды РФ от 31.08.2010 г. N 337 утверждены «Методические указания по осуществлению органами государственной власти субъектов РФ переданного полномочия РФ по осуществлению мер по предотвращению негативного воздействия вод и ликвидации её последствий в отношении водных объектов, находящиеся федеральной собственности, полностью расположенных на территориях субъектов Российской Федерации».
Эти меры включают в себя (п. 16):

увеличение пропускной способности русел рек, их расчистку, спрямление и дноуглубление, а также расчистку водоемов и водотоков; уполаживание берегов; биогенное закрепление берегов; укрепление берегов песчано-гравийной и каменной наброской на наиболее проблемных участках.

Указанные мероприятия должны осуществляться в соответствии с утвержденной в установленном порядке проектно-сметной документацией.
Исключением является расчистка русел рек от заторов и завалов, как было указано выше.

Проектная документация по своему составу и содержанию должна соответствовать Положению о составе разделов проектной документации и требованиях к их содержанию, утвержденному постановлением Правительства РФ от 16.02.2008 N 87.

Извлеченные донные материалы и грунты могут временно до завершения работ располагаться за пределами прибрежных защитных полос водного объекта в границах земельных участков, выделенных для этих целей при согласовании проекта (п. 23).

Статья 67.1 ВК РФ устанавливает, что «инженерная защита территорий и объектов от негативного воздействия вод, в том числе строительство берегоукрепительных сооружений, дамб и других сооружений, предназначенных для защиты территорий и объектов от затопления, подтопления, разрушения берегов водных объектов, заболачивания и другого негативного воздействия вод (сооружения инженерной защиты), осуществляется в соответствии с законодательством РФ о градостроительной деятельности». Т.е. проектная документация по своему составу и содержанию должна соответствовать Положению о составе разделов проектной документации и требованиях к их содержанию, утвержденному постановлением Правительства РФ от 16.02.2008 N 87.

Таким образом, в обычных условиях (вне режима ЧС) как противопаводковые мероприятия, так и возведение сооружений инженерной защиты должно осуществляться в соответствии с законодательством РФ о градостроительной деятельности. Проектную документацию необходимо разрабатывать в соответствии с постановлением Правительства РФ от 16.02.2008 N 87. Соответственно, на документацию необходимо получение положительного заключения экспертизы согласно требованиям Градостроительного кодекса РФ от 29.12.2004 № 190 – ФЗ (ред. 25.12.2018г.).

В первую очередь при этом необходимо руководствоваться СП 104.13330.2016 «Инженерная защита территорий от затопления и подтопления. Актуализированная редакция СНиП 2.06.15-85». В соответствии с пп 4.9 и 4.10 данного СП основным средством инженерной защиты территорий является обвалование, искусственное повышение поверхности территории, руслорегулирующие сооружения и сооружения по регулированию и отводу поверхностного стока.

Вспомогательным средством инженерной защиты территорий от затопления является повышение водоотводящей и дренирующей роли гидрографической сети путем расчистки русел и стариц.

В соответствии с пп 6.1.1.5 СП 104.13330.2016 противопаводковые плотины, дамбы обвалования населенных пунктов надлежит проектировать в соответствии с требованиями СП 58.13330.2012. «Гидротехнические сооружения. Основные положения».

Согласно п. 8.30 данного СП при проектировании временных гидротехнических сооружений расчетные максимальные расходы воды следует принимать исходя из ежегодной вероятности превышения (обеспеченности), устанавливаемой в зависимости от класса и срока эксплуатации сооружений для основного расчетного случая.

При этом для временных гидротехнических сооружений IV (самого низкого) класса и при минимально возможном сроке эксплуатации, равном 10 лет, ежегодную расчетную вероятность превышения расчетных максимальных расходов воды следует принимать 10 %.

3. Содержание и объём работ по расчистке русел рек и инженерной защите территорий при режиме ЧС

Согласно статье 1 Федерального закона от 21.12.94 г. N 68-ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» (далее — ФЗ о ЧС) «ликвидация чрезвычайных ситуаций — это аварийно-спасательные и другие неотложные работы, проводимые при возникновении чрезвычайных ситуаций и направленные на спасение жизни и сохранение здоровья людей, снижение размеров ущерба окружающей среде и материальных потерь, а также на локализацию зон чрезвычайных ситуаций, прекращение действия характерных для них опасных факторов».

Статья 7 определяет, что «объем и содержание мероприятий по защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций, определяются исходя из принципа необходимой достаточности».

Статья 11 определяет полномочия органов различных уровней власти в области защиты населения и территорий от ЧС.
Органы местного самоуправления самостоятельно, помимо всего прочего:
— осуществляют финансирование мероприятий в области защиты населения и территорий от ЧС;
— создают резервы финансовых и материальных ресурсов для ликвидации чрезвычайных ситуаций;
— организуют и проводят аварийно-спасательные и другие неотложные работы,

С целью конкретизации положений Федерального закона № 68-ФЗ МЧС России разработаны и утверждены 18.02.2016 г. «Методическим рекомендациям по действиям управления и сил функциональной и территориальной подсистем РСЧС, привлекаемых к тушению лесных, степных и торфяных пожаров и реагированию на ЧС в паводкоопасном периоде».

В разделе 2.2 приведены виды наводнений, их характеристики и поражающие факторы. Речные наносы, переносимые водой и откладывающиеся на местности при отступлении воды, признаны как дополнительный, наносящий ущерб агент (поражающий фактор).

В качестве превентивных мер по предупреждению наводнений и смягчению возможных последствий регламентированы инженерно-технические мероприятия: устройство дамб обвалования; искусственное повышение поверхности территории; спрямление и углубление русел, их расчистка, подсыпка территорий, проведение берегоукрепительных и дноуглубительных работ.

Кроме мероприятий, соответствующих типовым способам, отмечен ряд других мер, направленных на снижение потерь и ущерба от наводнений. В том числе оперативное возведение простейших защитных сооружений (дамб).

Для уменьшения последствий затоплений рекомендуется ряд мероприятий, с том числе устройство ограждающих дамб.

Пунктом 4.3 предусмотрено, что в период весеннего половодья и паводков на реках КЧС и ОПБ должны предусмотреть выполнение ряда мероприятий, в том числе местоположение и размеры сооружаемых дамб, запруд, обвалований, креплений откосов берегов и др.

Другим документом — «Методическими рекомендациями органам местного самоуправления по реализации Федерального закона от 06.10.2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах местного самоуправления в Рссийской Федерации» в разделе 4 указано, что оперативные меры по ликвидации последствий наводнений не решают в целом проблему защиты от наводнений. Поэтому их должны осуществлять в комплексе с инженерно-техническими мерами. Это — обвалование и дноуглубление.

В данных методических рекомендациях указано, что для ликвидации чрезвычайных ситуаций, связанных с паводковыми явлениями, создается резерв финансовых и материальных ресурсов субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления и объектов.

Статьей 67, п.5 ВК РФ предусмотрено, что донный грунт может использоваться для предотвращения НВВ при возникновении ЧС и ликвидации последствий таких ситуаций в порядке, установленном Правительством РФ.

Постановлением Правительства РФ от 06.05.2016 г. № 440 использование донного грунта, извлеченного при проведении дноуглубительных, гидротехнических работ, для предотвращения НВВ при возникновении ЧС и ликвидации последствий таких ситуаций осуществляется в порядке, установленном постановлением Правительства РФ от 10 ноября 1996 г. N 1340 «О Порядке создания и использования резервов материальных ресурсов для ликвидации чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера».

В свою очередь данным постановлением Правительства РФ от 10 ноября 1996 г. N 1340 установлено, что резервы материальных ресурсов для ликвидации чрезвычайных ситуаций используются при проведении аварийно — спасательных и других неотложных работ по устранению непосредственной опасности для жизни и здоровья людей.

Таким образом, донный грунт или русловые строительные материалы, образующиеся при противопаводковой расчистке русел рек, могут быть использованы для оперативного возведения защитных сооружений в виде дамб обвалования (в качестве временных гидротехнических сооружений) при проведении аварийно-спасательных и других неотложных мероприятий.

Кроме того, данные дамбы и отвалы русловых материалов могут рассматриваться в качестве резервов материальных ресурсов (строительных материалов) для предотвращения последующих наводнений.

При этом возникает вопрос: каким должно быть живое сечение русла и, соответственно отметки гребня дамб обвалования, чтобы соблюсти принцип необходимой достаточности в соответствии с упомянутой статьёй 7 ФЗ о ЧС? С нашей точки зрения, с точки зрения работников ООО «НПЦ «Берегзащита», минимально необходимое эксплуатационное сечение русел рек, которое подлежит поддерживать до проектирования и строительства капитальных гидротехнических сооружений, должно пропускать расходы воды при паводках обеспченностью 10 % (повторяемостью 1 раз в 10 лет).

Если такое сечение русла невозможно обеспечить только его расчисткой, то в режиме ЧС необходимо осуществлять обвалование, причем параметры дамб обвалования, должны соответствовать параметрам временных гидротехнических сооружений IV класса со сроком эксплуатации до 10 лет в соответствии с СП 58.13330.2012 «Гидротехнические сооружения. Основные положения».

Дамбы, возводимые только из русловых материалов, являются весьма недолговечными, если их напорная откосная часть не защищена крупным камнем, устойчивым на откосе. И поскольку условия финансирования аварийно-спасательных мероприятий, исключают закупку строительных материалов, это необходимо делать заблаговременно в рамках создания резервов материальных ресурсов для ликвидации ЧС. Складировать крупный камень наиболее целесообразно на откосах дамб обвалования. При этом по верху дамб должен быть организован проезд грузового автотранспорта для возможности ремонта дамб, а также для доступности резервов материалов.

4. Общие выводы и предложения

  1. В целях ликвидации поражающих факторов при наводнении и причин их возникновения необходимо осуществлять противопаводковую расчистку русел рек.
  2. Мероприятий по расчистке русел от завалов и заторов недостаточно, если причиной наводнения послужила недостаточнвая пропускная способность русла в целом.
  3. Субъектам РФ предоставлено достаточно полномочий и возможностей для предупреждения наводнений, а также для ликвидации их последствий на реках, полностью расположенных в пределах территорий данных субъектов РФ.
  4. Для противопаводковой расчистки русел требуется разработать проектную документацию, а в условиях ЧС — упрощенную проектную документацию в виде технических решений.
  5. Наиболее рациональным является комбинированное применение противопаводковой расчистки русел рек совместно с обвалованием с применением разрабатываемого при расчистке русел донного грунта (руслового материала).
  6. При ликвидации последствий наводнений в условиях ЧС целесообразно устраиваемые дамбы обвалования и отвалы грунта (вне пределах прибрежной защитной полосы) или части их рассматривать в качестве резерва материальных ресурсов. Является разумным, при этом создать резервы крупного камня и разместить их на откосе дамб обвалования в количестве большем, чем это необходимо для защиты дамбы обвалования от размыва.
  7. Наиболее рациональное значение минимально необходимой и достаточной обеспеченности расхода воды при паводке, который должно пропускать русло, составляет 10% (паводок повторяемостью 1 раз в 10 лет).
  8. Для поддержания русел рек в состоянии с достаточной пропускной способностью, т. е. в постоянной готовности русла к пропуску расходов воды заданной обеспеченности, целесообразно создание соответствующих служб мониторинга и эксплуатации русел рек.
  9. Необходимо вернуться к разработке Территориальных строительных норм (ТСН) Краснодарского края по противопаводковому регулированию русел рек Черноморского побережья Краснодарского края. Это позволит в рамках существующего законодательства заблаговременно гораздо более эффективно предупреждать наводнения и ликвидировать их последствия с меньшими затратами, чем сейчас.
  10. Необходимо рассмотреть возможность разработки проекта Берегового кодекса РФ, как максимум. А как минимум, или проекта Федерального закона о берегах, или проекта Федерального закона о защите от негативного воздействия вод.

С принятием подобного Федерального закона будет, безусловно, наведён порядок в рассматриваемой сфере и тогда не придется искать лазейки в действующем законодательстве, чтобы предпринять действенные и полезные меры по предупреждению наводнений и успешной ликвидации их последствий!

Генеральный директор
ООО «НПЦ «Берегозащита», к. т. н. Э.Х. Кушу

Часть 5. Пять лет нестабильности (2002-2007 г.г.)

Начиная с сентября 2002 года и по июль 2007 года я стабильно занимал должность заместителя генерального директора по науке и проектированию ГУСНПП «Краснодарберегозащита» ( с 2004 г. переименовано в ФГУП «ГУБПР»). За эти неполные 5 лет сменилась 5 генеральных директоров. В хронологической последовательности это были — Колесников Геннадий Николаевич,  Нехай Аскер Махмудович, Лушкин Сергей Александрович, Сорокин Андрей Валентинович и Кацуба Олег Валерьевич. Получается по году на каждого в среднем, плюс-минус полгода.

Все они были людьми разными. Разными по возрасту, по характеру, по уровню знаний,  по образованию, по уровню ответственности, по методам организации работы, по отношению коллективу и по целям.

С приходом каждого из них приходилось какое-то время посвящать «введению в специальность». Не успевал ввести в курс дела одного, как его сменял другой. И приходилось начинать объяснять сначала.

Каждый из них приходил своей командой управленцев: со своими замами по другим направлениям и главными бухгалтерами. Несменным был лишь зам по науке и проектированию,  Кушу Э.Х., и его коллектив — работники сектора НИиПИР, самого многочисленного и деятельного подразделения.

Легко  работалось при Колесникове Г. Н. и Нехае А. М. Это и понятно: их поддерживали краевые власти. В разные периоды разные замы губернатора. Колесникова — Иванов,  Нехая — Безродный. И поэтому они стремились развить предприятие, усилить его значимость. Это отвечало интересам Краснодарского края.

К сожалению, при Безродном Бирюкову В.В.  пришлось уйти, и мы остались без нашего защитника. Мне не известна истинная причина его ухода, но я уверен в том, что это произошло без его желания. Он был тогда полон сил и энергии. Да и сейчас тоже. Дай бог ему здоровья и долгих лет жизни. Если вдруг окажется , что и он читает эти строки, то обращаюсь к нему с прямой речью: «Желаю Вам, уважаемый ВВ, долгих лет жизни и крепкого здоровья!»

Нужно отдать должное ВВ в том, что он ценил кадры, умел их подбирать и доверять им. Из «бирюковского гнезда» вышли известные в крае личности и руководители. Это и Григоренко Михаил Васильевич, и Ницун Владимир Иванович, и Щибря Алексей Юльевич. Кстати, все мы вышли из НПО «Стройиндустрия».

Последующие  руководители назначались на должность без согласования краевых властей. При этих назначенцах Госстроя России, дела пошли значительно хуже и не в том направлении.

Каждому из них хватило ума сохранить коллектив сектора НИиПИР. А если говорить точнее, не хватило ума разогнать. Но это не так легко было сделать. Поскольку к тому времени в борьбе за свои права мы, старый коллектив предприятия,  сплотились, стали одной командой. Мы были готовы на многое в борьбе с новоявленными молодыми менеджерами. Об этом расскажу в следующих частях данного цикла статей.

Безусловно, если бы в краевой администрации работал Бирюков В. В., то он бы не позволил так вольготно чувствовать себя этим новоявленным руководителям. Во-первых, он потребовал бы согласования этих назначений с краевыми властями. Во-вторых, нашёл бы способ влиять на них.
В любом случае это были последствия той федерализации, который выбрал первый руководитель ГУСНПП «Краснодарберегозащита» Кириллов В.Г.

В 2007 году весь сектор НИиПИР покинул это федеральное предприятие, которое к тому времени было переименовано в ФГУП «ГУБПР», и перешёл в ООО «НПЦ «Берегозащита». Кацубу О.В., генерального директора, при котором это случилось,  сменил   Кулик В.Д. Тот, не желая командовать пустыми кабинетами и коридорами, приходил несколько раз к нам в НПЦ «Берегозащита», звал обратно. Мы отказали, хотя условия были заманчивы (НПЦ «Берегозащита» так бы и работало, переместившись в наше старое здание, при этом не платя арендной платы). Как оказалось позже, правильно сделали, потому что судебные разборки между командой Кулика и Кацубы закончились победой «кацубинцев».

В конечном итоге, ФГУП «Главное управление берегоукрепительных и противооползневых работ» (ФГУП «ГУБПР»), до 2004 года носившее названием ГУСНПП «Краснодарберегозащита», лишь в 2017 году было ликвидировано. Т.е. оно целое десятилетие после нашего исхода в 2007 году формально существовало на бумаге, но бездействовало. На этом была поставлена жирная точка, как итог последствий выбранного курса на признание предприятия федеральным. Это — итог работы «эффективных» госстроевских назначенцев, которые так и не смогли ничего  сделать для возрождения предприятия. Причина, видимо, в том, что у них и у тех, кем они назначались, цели были другие.

Иногда задаю себе вопрос. Смог бы ли я «потянуть» «Краснодарберегозащиту», если был бы назначен  её руководителем? Ответ таков: всё зависит от целей. , Если бы цель была в том, чтобы сохранить предприятие, обеспечить успешную работу и  развитие, безусловно, да. Тогда я был относительно молод, амбициозен, уже достаточно опытен.

 

А если цель была бы в том, чтобы разорить предприятие и прибрать к рукам его имущество, то, конечно, нет. Может это не по-современному, но я бы не согласился.

У администрации Краснодарского края была попытка сделать меня руководителем предприятия. Но я расскажу об этом в порядке повествования в последующих его частях.

ФГУП «ГУБПР» (или привычнее старое название ГУСНПП «Краснодарберегозащита») погибло, но у него есть преемник. Это — ООО «НПЦ «Берегозащита». Главное сохранился костяк коллектива. И пусть мы уже не молоды, а кое-кто уже совсем не молод, но мы молоды духом и мы вместе. А пока мы вместе, мы непобедимы!

Ну а главное, у нас уже есть достойная смена в лице очень перспективной молодежи, которая продолжит наши самые лучшие традиции: помогать противостоять водной стихии и в полной мере использовать её рекреационный потенциал. Это и есть главные цели берегозащиты.