fbpx
Skip to content

Posts from the ‘Право’ Category

19
Мар

Сакский процесс НПЦ «Берегозащита» (продолжение и уточнение)


Выиграв судебное дело сначала в Арбитражном суде Республики Крым, а затем и в 21 Апелляционном суде по нашему иску к заказчику (МКУ «Сакиинвестпроект»), коллектив и руководство НПЦ  «Берегозащита» на некоторое время успокоились. Мы поверили в то, что есть на свете справедливость, даже если это касается объекта на территории Республики Крым. Но не тут-то было!
Совершенно неожиданно другое судебное разбирательство, шедшее параллельно и с некоторым опозданием, но только теперь уже по  иску  МКУ «Сакиинвестпроект», в котором НПЦ «Берегозащита» является ответчиком, завершилось не в нашу пользу, а именно решением частично удовлетворить требования истца: конкретнее — вернуть ему 38,4 млн руб (вместо заявленных истцом 52,1 млн руб). Спросите, за что? По мнению Арбитражного суда Республики Крым (суд первой инстанции) и судьи Радвановской Ю.А.,  за то, что, якобы, мы задержали получение заказчиком положительного заключения  ФАУ «Главгосэкспертиза России» аж на 3 месяца.
Во-первых, бросается сразу в глаза несоразмерность суммы искового требования, факт его почти полного удовлетворения  факту «содеянного».

Кстати говоря, судья неоднократно выражала сомнения в правильности толкования истцом п. 14.11 Контракта, посвященного ответственности исполнителя работ за нарушение сроков предоставления положительного заключения экспертизы. 

Данный пункт Контракта  изложен так (дословно, пунктуация и орфография изложены как в Контракте):

«14.11. Заказчик либо Министерство экономического развития Российской Федерации вправе при нарушении обязательств по настоящему Контракту взыскать с Исполнителя оплату неустойки (пени) в случае нарушения срока предоставления положительного заключения государственной экспертизы проектной документации и результатов инженерных изысканий в размере — 0,5 процента от стоимости Контракта, но не более 500000 (Пятьсот тысяч) рублей за каждый день просрочки».

Богат русский язык: из данной формулировки следует несколько вариантов толкования.

Принятый истцом и Арбитражным судом — самый неадекватный. Как правило, ограничивается не размер пени за день просрочки, а общая сумма пени за весь период просрочки. Ибо и так ясно. что 288 тыс.рублей (0,5% от суммы Контракта) меньше, чем 500  тыс. рублей. Нет смысла ограничивать уже известную сумму пени за день просрочки!  Поэтому 500 тыс. рублей — это ограничение итоговой суммы пени за весь период просрочки.

Во-вторых, суд или недостаточно внимательно изучил все материалы, или подошёл к принятию решения тенденциозно. Я лично больше склоняюсь ко второму.
Иначе, как можно понять следующее:
1. Суд не «увидел» вины самого истца в задержке получения положительного заключения экспертизы, а именно более чем 10 нотариально заверенных писем от НПЦ «Берегозащита», адресованных заказчику, о необходимости представить свои исходные данные  при загрузке проекта в экспертизу, которыми мог располагать лишь заказчик и без которых проектная документация не допускалась к экспертизе. Поневоле возникает вопрос: а не была ли эта нерасторопность и  даже неспешность заказчика, с которой он предоставлял эти документы, например, по земельному участку, умышленной, чтобы затем обвинить во всём проектировщиков, подать на него в суд в попытке хоть что-то «урвать»? И пока ему это удаётся.
2. Суд не счёл достаточными наши действия и усилия, направленные на то, чтобы убедить заказчика в том, что его нерасторопность в предоставлении документов как-то влияет на сроки экспертизы проекта. Суд не понял, почему НПЦ «Берегозащита» для пущей убедительности не остановил свою работу, когда стало ясно, что сроки получения заключения экспертизы срываются по независящим от него обстоятельствам. А сейчас НПЦ «Берегозащита» не понимает, как можно было остановить то, что уже сделано к моменту, когда МКУ начал проявлять свою неготовность к экспертизе?
3. Судом совершенно проигнорирован тот факт, что срок окончания работ согласно дополнительному соглашению 5 от 9 января 2018 г. был перенесён на 1 апреля 2018 г. Заказчик не представил при подписании допсоглашения 5 новую редакцию графика выполнения работ (приложение №1, упомянутое в допсоглашении 5, и являющегося его неотъемлемой частью в сооветствии в п.5 допсоглашения), поэтому или из-за своей некомпетентности считает, или опять же умышленно убеждает в этом суд, что график представления положительного заключения экспертизы остался неизменным, то есть в соответствии с допсоглашением 3, а именно 25 июля 2017 г. От этой даты истец и начинает отсчёт пени в размере по  288 тыс. руб в день за каждый день просрочки. (Как же потенциально выгодна было заказчику затянуть предоставление своих исходно-правовых документов для загрузки в экспертизу: каждый день задержки + почти 0,3 млн. рублей!).

Следует особо отметить, что судом на заседании от 24 октября 2019 г. у истца были запрошены все приложения к допсоглашению 5, о чем свидетельствует аудиозапись заседания суда, 34-я минута). Истец проигнорировал данное требование суда о предоставлении новой редакции графика  выполнения работ — Приложение 1 к допсоглашению 5, а суд в последующих заседаниях к данному вопросу уже не возвращался. 

Истец не видит и, к сожалению, и суд не увидел никакой связи между сроком окончания работ и сроком получения положительных  заключений экспертиз, тогда как результатом выполнения работ по Контракту (Статья 1 «Предмет Контракта», п. 1.4) как раз и является получение положительных заключений экспертиз. Заключая допсоглашение  5, НПЦ «Берегозащита», осознавал, что, перенося срок окончания работ на 1 апреля 2018 года, стороны не могли не изменить и график предоставления заключения ФАУ «Главгосэкспертиза России», приурочив его к дате окончания работ., т.е. к 1 апреля 2018 года. Это — не  формальный, а реальный срок завершения работ,  который НПЦ «Берегозащита» не нарушил, что было подтверждено решениями как Арбитражного, так и Апелляционного судов по иску НПЦ «Берегозащита» в отношении МКУ «Сакиинвестпроект».     

Если сравнить то, как соотносятся сроки получения положительного заключения ФАУ «Главгосэкспертиза России» и сроков окончания работ, указанных в самом Контракте (соответственно, 20 апреля 2017 и 30 апреля 2017) г.  и  и в допсоглашении 3 (соответственно, 25 июля 2017 и 31 июля 2017), то  разрыв в сроках составляет, соответственно 10  и 6 календарных дней (период времени, необходимый и достаточный для завершения внесения изменений в рабочую документацию по итогам экспертизы). И далее, если следовать разуму и логике в так и непредставленном суду истцом новой редакции  графика выполнения работ  к допсоглашению 5, аналогично должен быть перенесен и срок получения последнего из оставшихся заключений экспертиз —  заключения ФАУ «Главгосэкспертиза России», как минимум за 10 календарных дней до окончания работ по Контракту, т.е. не ранее, чем 20 марта 2018 года.     

Заказчик, воспользовавшись тем, что к допсоглашению 5 так и не был приложен уточнённый график выполнения работ  с новым сроком получения заключения ФАУ «Главгосэкспертиза России», выдвинул  требование возвращения почти   всей стоимости работ по государственному контракту (52 млн из 57 млн). И это при том, что работа была выполнена в срок, в необходимом объёме и без замечаний.

МКУ «Сакиинвестпроект» демонстрирует  небывалую для нас степень цинизма в купе с наглостью и с маниакальным желанием что-то урвать или хотя бы напакостить. При этом юристу МКУ, при активном использовании им правовых ухищрений и уловок, удалось в лучшем случае ввести в заблуждение суд  и повлиять на  судебное решение. Подробный анализ всех прослушанных аудиозаписей заседаний суда показал, насколько сей субъект лжив и изворотлив. Его почерк в тексте  решения суда явно прослеживается. Более того, у меня сложилось стойкое впечатление, что текст решения был подготовлен ещё до заседания суда самим юристом МКУ  в расчёте на то, что представителя НПЦ «Берегозащита» не будет, как и было отмечено в судебном решении, хотя он  и  присутствовал. Всё это иначе, как правовым мошенничеством,  назвать нельзя.

 

Думаю, уверен или почти уверен, что Апелляционный суд разберётся и примет справедливое решение.

Э.Х. Кушу, НПЦ «Берегозащита»

 
06.04.2021

30
Янв

К вопросу о плохих законах

Предыдущая статья касалась несовершенства законодательства. Статья общая и я намеренно в ней не сообщал какие законы я имел ввиду, называя их плохими. Хотя нетрудно догадаться, что речь идет о водном законодательстве, а также так или иначе связанных с ним земельном, градостроительном законодательствах. Недостатки данных, крайне важных для строительной отрасли и в целом для экономики страны, взаимосвязанных секторов законодательства, отражаются на правилах землепользования и землеотведения, нормах градостроительства, правилах застройки населенных пунктов, освоения территорий, проектирования, строительства объектов, обеспечения их безопасной эксплуатации и, наконец, контроля качества работ. Контроль качества на всех стадиях, начиная с подготовки исходно-разрешительной документации, заканчивая контролем за процессом эксплуатации строений. Недостатки, изначально заложенные в законодательстве, переносятся, дублируются слово в слово в подзаконных актах. И затем, когда эта цепочка начинает работать, то отраслевики на всех уровнях оказываются перед большими проблемами, порой неразрешимыми.
Если удается достучаться до верхов и удается внести какие-то поправки в законы, то чаще всего эти поправки не решают проблем, поскольку пока дойдут до финиша, они до неузнаваемости меняются, выхолащиваются, обессмысливаются. То есть когда-то принятый далекий от совершенства закон очень трудно кардинально исправить. Это связано с тем, что, как правило, он взаимосвязан с другими законами и взаимозависим от них и поэтому требует внесения поправок и в другие законы. А другие законы — это другие ведомства, а у них свои цели и интересы, часто конкурентные. но с ними нужно согласовывать, находя компромиссы. Такая инертность действующего законодательства исключает все попытки кардинально его улучшить. Поэтому законы обрастают огромным количеством поправок, дополнений и изменений второстепенных и третьестепенных, сути не меняющих, а лишь свидетельствующих о низком качестве первоначальной редакции принятого закона.
Думаю,, что это касается в целом всего законодательства Российской Федерации. Поэтому мы все становимся заложниками несовершенного законодательства. Вынужден констатировать, что отечественная юриспруденция, как наука, явно отстает от современных требований. Этому можно найти такое объяснение: относительно недавняя смена общественно-политической формации нашего государства еще не нашла соответствующего отражения в сознании как постсоветского общества в целом, так и тех, кто находится на переднем краю юридической науки. Слишком короткий период. чтобы сформировать полностью сбалансированное законодательство. с учетом того, что все начато практически с нуля. Сейчас, судя по всему, идет период проб и ошибок. Правда, исправлению ошибок препятствует то, о чем я написал выше. Более того, как я писал ранее в одной из статей, действующие федеральные законы, принятые в 90-е годы, имеют некоторый налет влияния недружественных западных эмиссаров. Это мое личное мнение. И даже более того, это налет остается и в новых версиях законов после их кардинальной переработки. К таким законам относится Водный кодекс Российской Федерации в версии 2006 года. Я много писал об этом, например, здесь.
Сейчас тоже пишу ради этого. И мне ничего не остается делать, как ждать, когда будет достигнута точка бифуркации, то есть сработает один из законов философии — перехода количества в качество.
Что же делать в данной ситуации? Думаю, что тут необходим системный подход. Во-первых, депутаты всех уровней должны иметь какой-то минимальный порог юридических знаний. Они не должны допускаться к выборам, пока не сдадут соответствующий экзамен. Во-вторых, …..а пусть об этом думают те, кто должен и обязан это делать, имея соответствующие полномочия.

27
Янв

Что может быть хуже плохих законов или что делать с берегоукреплением на реке Псоу?

 

Хотел уже заниматься тем, что мне больше нравится, то есть философскими рассуждениями о смысле бытия и т.д., но дела земные снова заставляют отвлекаться от эдакой глобализации мыслей.

Видимо, не освободившись от стремления всё глобализировать, учитывая последние события в стране, а также, в качестве примера, наши частные проблемы по работе, мешающие успешно работать и нормально зарабатывать, я пришёл к неудивительному выводу!  Во всём виноваты плохие законы или, если политкорректно выражаться, несовершенство законодательства. Плюс жёсткие требования одних чиновников (правоохранителей) их соблюдать. Поэтому плюс боязнь остальных чиновников их нарушать и даже особое усердие их соблюдать, пропорциональное усердию правоохранителей выявлять и наказывать нарушителей…

Это может загубить любое дело.

В качестве примера приведу один из госбюджетных  объектов строительства — берегоукрепление на пограничной реке Псоу в г. Сочи. Объект начали строить ещё до Сочинской Олимпиады, но не успели. Построили 85% и заморозили. Стали думать, как достраивать. Пока думали, река не стала ждать и кое-где размыла недостроенное берегоукрепление. Разработали новый проект по завершению строительства. Проект прошёл региональную экспертизу, т.к. не было оснований для прохождения федеральной экспертизы, в частности на всех уровнях было подтверждено, что особо охраняемых природных территорий (ООПТ) в зоне строительства нет.

Но стройку не начали, поскольку разрешение на строительство от Минприроды РФ нашему госзаказчику получить не удалось, так как, как оказалось, в зоне строительства есть небольшой участок земли, числящаяся за сочинским нацпарком. А это уже  ООПТ федерального значения со всеми вытекающими последствиями. Нужно снова проходить уже федеральную экспертизу, а перед этим ещё и государственную экологическую. Пока данные экспертизы будем проходить, проект снова нужно будет корректировать, поскольку река ждать не может и делает своё дело: размывает недостроенный и неэксплуатируемый объект.

Так наше государство «эффективно» расходует государственные бюджетные средства. Всё это в рамках действующих законов.

Госзаказчик во всем винит проектировщиков, а у тех есть письмо от того же Минприроды РФ о том, что никаких ООПТ в зоне проектирования и строительства объекта нет, посему и подались в региональную экспертизу и получили её положительное заключение. Проектировщик при этом работает без аванса,  а  затраты, понесенные им уже зашкаливают. Госзаказчик же, не заплатив ни рубля, уже готов накладывать санкции.

Так наше государство «поддерживает» малый бизнес. Всё это в рамках действующих законов.

Таким образом, напрашивается вывод: (в последнее время многие граждане нашей страны любят порассуждать на политические или околополитические темы. Позволю и я себе это). В постсоветсткий период в первую очередь плохо сработала наша законодательная ветвь государственной власти. В итоге мы почти все стали заложниками низкокачественной правовой базы, далеких от совершенства законов. Почему почти? Потому, что это не касается юристов всех мастей: судей, работников прокуратуры, адвокатов, работников юридических служб компаний и т.д., так как они всегда при работе, причем неплохо оплачиваемой. Ничего не имею против юристов и юриспруденции, но лучше бы они свои усилия направили бы на совершенствование отечественного законодательства, при этом прислушиваясь к отраслевым специалистам.

2
Июл

Особенности реконструкции объектов незавершенного строительства

Превалирование правовых аспектов в решении технических вопросов часто приводит к правовым коллизиям и сумятице в сфере строительства.

Нестабильность экономики в течение последних нескольких десятилетий привели к тому, что возросла доля объектов незавершенного строительства. И до последнего времени данные объекты не являлись предметом гражданско-правовых сделок. Но тут в дело включились правовики и решили это исправить, внесли необходимые поправки в законодательство, но как всегда, не до конца продуманно, в отрыве от технических вопросов. В итоге в ряде вопросов можно только догадываться, как поступать правильно, не нарушая закон. Объектом незавершенного строительства является объект капитального строительства, строительство которого не завершено в установленном порядке, при этом степень выполненных работ по созданию этого объекта позволяет его идентифицировать в качестве самостоятельного объекта недвижимого имущества (недвижимой вещи). В соответствии с положениями ст. 1 Градостроительного кодекса РФ объекты незавершенного строительства отнесены к объектам капитального строительства наряду полностью построенными зданиями, строениями, сооружениями. Read more »

23
Фев

Берегозащита: мероприятия или сооружения (капитальные или некапитальные). Некоторые проблемы и предложения


В недрах Водного кодекса РФ появились ростки нового Федерального закона: Федерального закона о защите от негативного воздействия вод (далее — НВВ). Зародышем нового закона является статья 67.1.
Статья 67.1 Водного кодекса РФ еще далека от совершенства. Она в последнее время расширилась и конкретизировалась. Это будет происходить и дальше, в том числе в виде принятия подзаконных актов, потому что пока продолжаются попытки решить вопросы НВВ в рамках Водного кодекса РФ, пока не принято решение о разработке и принятии нового закона о защите от НВВ.
Можно констатировать, что близко подошли, но ещё не нащупали золотую жилу. В целом идём в правильном направлении. Правда всё идёт медленно и со скрипом, очень дозированно и, пожалуй, стихийно и бессистемно.
Лично для меня является неоспоримым, что защита от НВВ достойна отдельного Федерального закона, а не статьи Водного кодекса РФ. А пока рассмотрим то, что имеем.
Итак. Разберёмся в формулировках статьи 67.1 Водного кодекса РФ и привяжем их с вариантами её реализации или исполнения.


Мероприятия и(или) сооружения

Ст. 67.1. часть 1:
«1. В целях предотвращения НВВ на определенные территории и объекты и ликвидации его последствий принимаются меры по предотвращению НВВ и ликвидации его последствий в соответствии с настоящим Кодексом, обеспечивается инженерная защита (далее — ИЗ) территорий и объектов от затопления, подтопления, разрушения берегов водных объектов, заболачивания и другого НВВ.»
Формулировка, конечно, странноватая, но какая есть.
Итак, для предотвращения НВВ и ликвидации его последствий имеется 2 направления:
— меры по предотвращению НВВ и ликвидации его последствий;
— ИЗ территорий и объектов. (Незначительная неувязка: ИЗ обеспечивается для предотвращения, но не ликвидации последствий, а из текста данной части статьи следует и то, и другое).
Что такое предотвращение НВВ: согласно части 2 это — комплекс мероприятий, включающий:
1) предпаводковое и послепаводковое обследование паводкоопасных территорий и водных объектов;
2) ледокольные, ледорезные и иные работы по ослаблению прочности льда и ликвидации ледовых заторов;
3*) противопаводковые мероприятия, в том числе мероприятия по увеличению пропускной способности русел рек, их дноуглублению и спрямлению, расчистке водных объектов;
4*) мероприятия по предотвращению разрушения берегов, в том числе мероприятия по уполаживанию берегов водных объектов, их биогенному закреплению, укреплению песчано-гравийной и каменной наброской, террасированию склонов.
* Новая редакция п.3 и новый п.4 вступает в силу с 2021 года (ФЗ от 27.12.2019 N 488-ФЗ).
ИЗ территорий и объектов согласно части 4 (нумерация в новой редакции) — это строительство берегоукрепительных сооружений, дамб и других сооружений, предназначенных для защиты территорий и объектов от затопления, подтопления, разрушения берегов водных объектов, заболачивания и другого негативного воздействия вод (сооружения инженерной защиты — СИЗ). ИЗ территорий и объектов осуществляется в соответствии с законодательством Российской Федерации о градостроительной деятельности.
В соответствии с пунктом 1 частью 7 в границах зон затопления, подтопления, запрещаются: «размещение новых населенных пунктов и строительство объектов капитального строительства без обеспечения ИЗ таких населенных пунктов и объектов от затопления, подтопления». О противопаводковых мероприятиях в данном случае не упоминается, так как их недостаточно. Необходима ИЗ.

Согласно части 8 «собственник водного объекта обязан осуществлять меры по предотвращению НВВ и ликвидации его последствий. Меры по предотвращению НВВ и ликвидации его последствий в отношении водных объектов, находящихся в федеральной собственности, собственности субъектов Российской Федерации, собственности муниципальных образований, осуществляются исполнительными органами государственной власти или органами местного самоуправления в пределах их полномочий в соответствии со статьями 24 — 27 настоящего Кодекса.» То есть собственник обязан только осуществлять меры…, но не обеспечивать ИЗ территорий и объектов.

Теперь разберёмся, в чем принципиальная разница между мерами по предотвращению НВВ и ликвидации их последствий, с одной стороны, и ИЗ территорий и объектов, с другой. Принципиальная разница — в получаемом результате и его эффективности. В первом случае сооружения не возводится, а осуществляются мероприятия, не приводящие к возникновению объектов капитального строительства (далее — ОКС). Во втором случае возводятся СИЗ, являющиеся ОКС со всеми вытекающими последствиями: они становятся объектом недвижимости, на которые возникает право собственности

СИЗ территорий и объектов от НВВ, возводимые в соответствии с градостроительным законодательством, могут быть только капитальными.


О критериях капитальности сооружений инженерной защиты от негативного воздействия вод

Различия между капитальными и некапитальными сооружениями и строениями определена статьей 1 Градостроительного кодекса РФ.
ОКС — «это здание, строение, сооружение, объекты, строительство которых незавершено, за исключением некапитальных строений, сооружений и неотделимых улучшений земельного участка.
Некапитальные строения, сооружения — объекты, которые не имеют прочной связи с землёй и конструктивные характеристики которых позволяют их перемещать, демонтировать, в последующем собирать без несоразмерного ущерба их назначению и без изменения их основных характеристик».
Данные понятия, приведённые в Градостроительном кодексе, применительны к широкому спектру зданий, строений и сооружений, но только не к гидротехническим сооружениям (далее — ГТС). Они не учитывают специфику ГТС. Взять хотя бы, например, каменно-набросные сооружения, искусственные пляжи, искусственные земельные участки, грунтовые дамбы и др. Все они могут не иметь прочной связи с грунтом основания, будучи незаглублёнными. Это возможно при наличии достаточно прочных грунтов основания, при которых не требуется устройство каменной постели, как составной части сооружения. Для искусственных пляжей и для искусственных земельных участков это вообще не имеет значения.
Данные сооружения также могут быть перемещены без ущерба их назначению, так как представляют собой однородные по слагаемым их материалам и приобретающими соответствующую форму вертикального профиля под действием силы тяжести при обычной отсыпке, наброске или укладке. Они также могут быть перемещены, только не целиком, а по частям путем выполнения многократно повторяющихся однородных операций по перевалке материалов, слагающих эти сооружения. Несмотря на то, что они могут подвергаться значительным деформациям, например, искусственные пляжи приобретать профиль динамического равновесия под воздействием волн и течений, тем не менее, все данные сооружения относятся к капитальным.

Таким образом, наличие прочной связи с землёй не может являться критерием оценки степени капитальности ГТС.

Применительно к ГТС логичнее было бы принять иной признак, определяющий капитальность или некапитальность сооружения, а именно: соответствие или несоответствие действующим в целом градостроительным нормам и нормам проектирования капитальных сооружений.
Тем более, что в соответствии с «Методическими указаниями …», утвержденными Приказом Минприроды РФ от 31.08.2010 г. Nº 337 мероприятия по предотвращению НВВ должны осуществляться в соответствии с утвержденной в установленном порядке проектно-сметной документацией, которая по своему составу и содержанию должна соответствовать Положению о составе разделов проектной документации и требованиях к их содержанию, утвержденному постановлением Правительства РФ от 16.02.2008 г. Nº 87. Из этого следует, что в случае признания объекта финансирования не мероприятием, а сооружением, и если проектная документация имеет положительное заключение экспертизы, то данное сооружение следует признать капитальным, независимо от источника финансирования.
Что касается других общих действующих признаков капитальности сооружений применительно к ГТС, а именно наличие (а в случае отсутствия — необходимость в разработке) документации по планировке территории и необходимость отведения земельного участка под сооружением, если объект размещается вне земель водного фонда, то пусть над этой проблемой поработают законодатели и юристы, если, конечно, будут видеть в этом какой-то смысл.

О повышении надёжности некапитальных сооружений инженерной защиты от проявления негативного действия вод

Все мероприятия по ликвидации последствий ЧС можно подразделить на аварийно-спасательные и аварийно-восстановительные.

Аварийно-восстановительные мероприятия, выполняющиеся в рамках режима ЧС, применимы только для капитальных сооружений, подвергшихся повреждению или разрушению (частичному или полному) в результате ЧС. При этом восстанавливаемые сооружения должны в иметь собственника (балансодержателя). В данном случае может возникнуть проблема, если изменились требования норм проектирования, что не позволяет восстановить сооружение в тех же параметрах, а изменить параметры не позволяют условия финансирования.

Все сооружения, возводимые в режиме ликвидации последствий наводнений, как аварийно-спасательные, являются некапитальными, поскольку выполняются без полного объема изысканий и документация не подлежит экспертизе. Данные сооружения являются временными и должны функционировать до строительства капитальных защитных сооружений при условии, что все необходимые процедуры заказчика по обоснованию ОКС (подготовка исходной разрешительной документации, задания на проектирование, расчет первоначальной цены контракта и др.) начинаются сразу после или параллельно с разработкой технических решений по ликвидации последствий ЧС. Капитальные сооружения должны заменить построенные в режиме ЧС временные сооружения.

К сожалению, как правило, после ликвидации последствий наводнений и возведения временных защитных сооружений до проектирования и строительства капитальных сооружений дело не доходит. Все успокаиваются пока не приходит новый паводок и не случается очередное наводнение.

Чтобы построенные временные сооружения прослужили как можно дольше, чтобы сделать их более долговременными и максимально приблизить их по эффективности к капитальным, крайне важно предусмотреть меры по повышению их устойчивости к воздействию водного потока.

Для того, чтобы максимально эффективно противодействовать НВВ в данных условиях целесообразно, на мой взгляд, следующее:

1. Разработать и принять нормы проектирования простейших берегоукреплений и СИЗ для их возведения в в рамках режима ЧС. Выделить их в отдельную группу временных ГТС. Разработать правила строительства и эксплуатации данных сооружений.

2. На территориях муниципальных и поселковых образований заблаговременно создавать запасы крупногабаритного камня, фигурных бетонных блоков (тетраподов, гексабитов и т.д.), просто бетонных блоков. Ряд действующих нормативных документов, регламентирующих порядок действий органов местного самоуправления и государственных органов в целях предотвращения НВВ и ликвидации последствий ЧС, рекомендует заблаговременно создавать запас материальных и финансовых ресурсов. В рамках данных организационных мероприятий крайне важно
1) поделить службы МЧС ответственными за создание запасов необходимых строительных материальных средств в достаточном объеме,
2) определить места складирования, подъезды к ним машин и механизмов, причем целесообразно размещать склады в непосредственной близости от проблемных участков рек,
3) при соответствующем обосновании организовать такие склады с запасом на самых проблемных участках берега, чтобы сами склады выполняли защитную функцию.

3. После прохождении паводков в рамках ликвидации последствий при возведении защитных сооружений задействовать складские запасы.

4. Определить службы МЧС ответственными на качество строительства и эксплуатационные качества возведенных сооружений. Организовать регулярные наблюдения и поддержания исправного состояния построенных сооружений силами местных управлений МЧС для их постоянной готовности к последующим паводкам.

И если уж в обычных условиях, вне рамок ЧС, применение данных элементов без проектной документации невозможно, то они пойдут в дело во время наводнения для крепления берегов, крепления откосов дамб. Это повысит устойчивость сооружений, период их функцианирования и в некоторой степени заменит капитальные сооружения.


27
Янв

Донный грунт. Новые поправки в Водный кодекс РФ

 

P1020923
В декабре 2019 года приняты долгожданные поправки в Водный кодекс, касающиеся использования донного грунта. Наконец-то.

Опубликован Федеральный закон от 16 декабря 2019 г. № 431-ФЗ “О внесении изменений в Водный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации” (не вступил в силу, вступает в силу через 180 дней после опубликования)

Данные поправки в Водный кодекс РФ можно охарактеризовать как революционные.

В чем суть поправок:

1) В пункте 12.1 статьи 1 Водного кодекса РФ дано определение донного грунта.

2) Вводится   новая статья 52.3. Использование донного грунта. Пунктом 2 данной статьи органом местной власти  дается право по их решению (и по решению органов  власти субъектов РФ —  городов федерального значения) распоряжаться донным грунтом  «для обеспечения муниципальных нужд  или в интересах физических или юридических лиц», выполняющих работы, в результате которых появляется донный грунт. Однако при этом…

3) Пункт 3 статьи 52.3 установил, что порядок как использовать донный грунт определяется уполномоченным Правительством РФ федеральным органам исполнительной власти.

По пункту 12.1 статьи 1 Водного  кодекса РФ возник один вопрос: грунт, извлекаемый с дна водных объектов при выполнении водоохранных мероприятий, также является донным? Следовало бы об этом упомянуть в данной статье.

По  новой статье 52.3 возникает ряд вопросов:

1. Не лучше ли было сразу не допускать некоторого противоречия между пунктом 3 статьи 52.3 и пунктом 2 этой же статьи и поэтому некоторой в целом двусмысленности статьи?

2. Если субъект Российской Федерации не является городом федерального значения, он не имеет права распоряжаться донным грунтом?

3. Как быть, если интересы физических или юридических лиц, извлекающих донный грунт, не совпадает с целями  обеспечения муниципальных нужд?

4. Если гравийно-галечный русловой материал, являющийся пляжеобразующим, извлекаемый из русел рек при их расчистке должен направляться в обязательном порядке по логике вещей на пополнение морского пляжа, но он направляется, например, на строительство дороги для обеспечения муниципальных нужд, или используется в интересах физических или юридических лиц, выполняющих работы по извлечению донного грунта, а пляж при этом продолжает деградировать дальше, является ли это поводом для внесения  дальнейших поправок в Водный кодекс?

5. Или же по всем этим вопросам 1-2-3-4 следует ждать решения уполномоченного Правительством РФ федерального органа власти в соответствии с пунктом 3 статьи 52.3 Водного кодекса Российской Федерации?

6. Этот уполномоченный Правительством РФ федеральный орган исполнительной власти будет вновь созданный или его функции по подготовке порядка использования донного грунта будут поручены одному из существующих, например Росводресурсам?

7. Будет ли достаточно разработки уполномоченным Правительством РФ федеральным органом порядка использования пляжеобразующих донных грунтов, извлекаемых из русел рек при их противопаводковой расчистке, для отсыпки морского пляжа без прохождения проектной документацей по созданию пляжа 3х процедур государственных экспертиз?

8. Порядок использования донного будет определён уполномоченным органом. А кто будет определять порядок извлечения донного грунта  для разных видов донного грунта, определённых в пункте 12.1 статьи 1 Водного кодекса РФ, согласно новому определению понятия “донный грунт”? Судя по всему это будут различные ведомственные нормативные документы для проектирования мероприятий по извлечению донного грунта.

Последний 8й вопрос является ключевым и главным, поскольку от его решения будет зависеть то, чтобы под контролем было не только использование донного грунта, но и его извлечение.

В любом случае данные поправки следует приветствовать, поскольку хуже, чем было до их принятия, уже не будет.

14
Янв

Важные поправки в Водный кодекс

В  канун Нового 2020 года Федеральным Законом от 27 декабря 2019 года N488-ФЗ в Водный кодекс РФ внесены  важные, можно сказать  исторические, поправки, а именно:

 

20200114_0632117899670493765567024.jpg
1. Изменения в статью 26 позволят регионам  заниматься вопросами предотвращения негативного воздействия внутренних морских вод в рамках переданных им полномочий.
Теперь регионы будут самостоятельно защищать морские берега от разрушения, если эти берега будут берегами внутренних морских вод, а не территориального моря.  Однако следует отметить крайне важное обстоятельство: регионы получают право заниматься не всеми вопросами  предотвращения негативного воздействия вод, приведенных в статье 67.1 Водного кодекса РФ, а лишь теми, которые перечислены в части 2 данной статьи, т.е.  предпринимать меры по предотвращению негативного воздействия вод и ликвидации их последствий. Из всех приведенных мер применительно к внутренним морским водам можно отнести только новый пункт 4 части 2 статьи 67.1, а именно: уполаживание берегов, террасирование склонов,  биогенное закрепление берегов,  их укрепление песчано-гравийной и каменной наброской. Что касается рек, то тут без изменений. 

Иными словами регионам дают полномочия на выполнение мероприятий по предотвращению негативного воздействия вод, носящих некапитальный характер.  Полномочий по обеспечению инженерной защиты территорий и объектов, т.е. на строительство сооружений инженерной защиты от негативного воздействия вод, регионам не передают. Пока не передают. 

Нужно уточнять, как проходят исходные линии — внутренние границы территориального моря или внешние границы внутренних морских вод. Если раньше это было неважно, то сейчас — крайне важно! К примеру, по Республике Крым и Севастополю они известны вследствие изменений, внесённых в октябре 2019 года в приказ 355 ФСБ РФ (рис).img-20200113-wa000034261923.jpg
 Главное, чтобы субвенции и федерального бюджета были и их хватало на все мероприятия.
В любом случае хуже от внесения данной поправки в Водный кодекс не будет точно, так как федеральные отраслевые министерства (ни Минстрой, ни Минприроды) морскими берегами вообще не занимались и регионам не давали. Более того, Минстрой РФ развалил структуру федеральных предприятий берегозащиты.

 

2. Изменения в статью 67.1 выделили отдельным пунктом мероприятия по защите берегов от разрушения, добавив к ним в числе прочего террасирование склонов.

Таким образом, разрушение берегов, как один из отдельных видов негативного воздействия вод, отделён от противопаводковых мероприятий. Возможно, это начало процесса определения зон прогнозного разрушения берегов в дополнение к границам затопления и подтопления.

Закон вступает в силу с 1 января 2021 года.

Примечательно, что  законопроект был внесен членами Совета Федерации ФС РФ А.Н. Кондратенко, В.А. Бекетовым, И.В. Фоминым. Два первых сенатора представляют Краснодарский край, а третий — Мурманскую область. 

Смею предположить, что какую-то роль сыграли и мои личные контакты с Алексеем Николаевичем Кондратенко на стадии подготовки соответствующих обоснований.

 

 

22
Дек

Борьба за сохранение пляжа Жемчужный в Санкт-Петербурге. Почувствуйте разницу…

http://chng.it/TDgbLzyWZy

Борьба, которую ведут питерцы против строительства в таком проектном решении Морской набережной Финского залива на участке от Дудергофского канала до ул. Адмирала Черокова, — это пример цивилизованного и аргументированного отстаивания гражданами своих нарушенных прав. И самое главное, что жители правы. Сначала их лишили права участия в общественных обсуждениях размещения данного объекта, умело используя пробелы водного и градостроительного законодательства на стыке воды и суши. (Якобы, объект не затрагивает акваторию моря и поэтому не является предметом государственной экологической экспертизы). А теперь их лишают пляжа Жемчужный.

Выступаю в поддержку жителей.

Считаю, что объект запроектирован таким образом, что частично находится в акватории Финского залива. Поэтому проектная документация должна быть направлена на государственную экологическую экспертизу, а перед этим заказчик и местная архитектура должны организовать процедуру общественных обсуждений материалов оценки воздействия на окружающую среду.

Проект в представленном виде имеет ряд серьезных недостатков.
Конструктивное решение берегоукрепления не соответствует положениям СП 277.1325800.2016.» Сооружения морские берегозащитные. Правила проектирования». Так, в проекте не соблюдены требования п. 5.4.1, согласно которым берегозащитные сооружения должны способствовать сохранению и восстановлению пляжа как основного элемента защиты берега. А принятое в проекте плановое положение набережной, наоборот, пляж уничтожает. Кроме того, согласно п. 5.8 «Проектирование берегозащитных сооружений должно осуществляться на основе генеральной схемы берегозащитных мероприятий по данному региону. При ее отсутствии проектирование берегозащитных сооружений в обязательном порядке должно осуществляться с научным сопровождением с привлечением профильных организаций». Этого в проекте тоже нет.
В данном случае наиболее оптимальным будет создание искусственного пляжа, лучший способ активной берегозащиты в соответствии с п.5.4, определяющим условия эффективности берегозащитных мероприятий. Причём строительство пляжа необходимо выполнять в опережающем порядке. Затем под его защитой строить рассматриваемый участок Морской набережной- продолжение улицы Балтийский бульвар. Стоимость собственно строительства при этом значительно уменьшится.
Сама по себе Морская набережная не отвечает современным требованиям, так как не соответствует многим требованиям СП 398.132 5800. 2018 «Набережные. Градостроительное правила проектирования» .


Считаю, что проект берегоукрепления Морской набережной необходимо откорректировать, привести его в соответствие с действующими нормами проектирования и направить на государственную экологическую экспертизу Росприроднадзора, предварительно проведя процедуру общественных обсуждений.

19
Июн

Крымский опыт НПЦ «Берегозащита» работы с заказчиками !

Эпиграфом настоящей публикации может служить такая фраза: «С такими заказчиками, как в Крыму, мы ещё не сталкивались!»


Учитывая наш значительный опыт проектирования в г. Севастополе и в Республике Крым (всего 7 объектов), а также не менее значительный опыт споров с заказчиками и судебных с ними разборок, хочется выразить общее впечатление об этом в целом.

Хочу коснуться вопроса, который обычно подрядные организации избегают, а именно дать свою оценку работы заказчиков по таким критериям, как профессионализм и деловая репутация. Пускай она будет, может быть, субъективна, но зато честная.

1. О профессионализме служб заказчиков.
Изначально службы заказчиков профессионально были слабо подготовленными. Особенно это характерно МКУ «Управление капитального строительства г. Ялты». Например, работники служб заказчиков представления не имели, что такое государственная экологическая экспертиза и сопутствующие мероприятия. В целом они не способны думать хотя бы на шаг вперёд.
Следующий недостаток — большая текучка руководящих кадров. Особенно выделяется в этом ГКУ «Капитальное строительство», г. Севастополь. В последующем Севастопольскую службу заказчика возглавила питерская команда. Это позитивно сказалось на результатах и итогах работы. Стабильным был и является кадровый состав МКУ «Сакиинвестпроект». Но у этого заказчика другие «особенности», подробным образом приведённые ниже.

2. О деловой репутации служб заказчиков.
Это крайне редко используемый критерий для оценки работы заказчика. Причина: обычно нашим отечественным бюджетным заказчикам все равно какая у них репутация. Но все же коллегам, бизнес-сообществу в сфере проектирования и строительства будет интересно…. Итак!
В целом службы заказчиков, в особенности Сакская и Ялтинская, — настолько «пращуры» в деловой этике, что пожалуй никто из их руководства не знает и понимает, что это такое и зачем это вообще нужно. Данные службы заказчика, на фоне технической некомпетентности, приложили и продолжают прикладывать максимум усилий, чтобы нормальные подрядчики обходили из десятой дорогой.
Размышления на тему, почему они так себя противопоставляют исполнителям работ, привели к следующему выводу.
Как это ни странно, но, на мой взгляд, в настоящее время главной причиной отсутствия у наших заказчиков признаков деловой этики в отношениях с исполнителями являются последствия борьбы с коррупцией или антикоррупционная деятельность государственных органов. Данная, сложившаяся в течение последних лет практика взаимоотношений между бюджетными заказчиками подрядными организациями, вызваны следующим. Это — опасения, нежелание или страх заказчиков быть заподозренными в коррупционных связях с исполнителями работ, если вдруг они проявят по отношению к последним какую какую-либо лояльность или слабину. Поэтому они исполняют все указания и рекомендации правоохранительных органов по итогам проверок расходования бюджетных средств. Или там, где по условиям контрактов заказчик имеет право применять санкции, это право заказчик воспринимает как обязанность.

В пылу этой малоэффективной борьбы государства с коррупцией, мы все, участники процесса реализации государственных программ по проектированию и строительству, пока больше теряем. А теряем вот что! И это немаловажно. Это — возможность установления добропорядочных деловых отношений между государственными и муниципальными заказчиками, с одной стороны, и исполнителями работ, с другой. Если, конечно, это добросовестные исполнители и некоррумпированные заказчики.

Часто добросовестность и профессионализм подрядчиков не являются достаточным основанием для возникновения желания заказчиков работать с такими подрядчиками.
Очень важно при работе в рамках исполнения государственных и муниципальных контрактов тесное взаимодействие исполнителей и заказчиков. Они должны помогать и поддерживать друг друга. Ведь задача общая: качественно и в срок выполнить работу, подрядчику — заработать или подтвердить хорошую деловую репутацию.
В современных контрактах настолько плотно переплелись функции исполнителя работ и заказчика, что трудно провести эту границу в вопросах, например, подготовки исходно-разрешительной документации. Заказчики, как правило, не успевают завершать , а зачастую даже начать формирование исходных документов (чаще всего документацию по планировке территории и, соответственно, оформить земельный участок под объект строительства). Поэтому они включают данные работы в задания на проектирование. Вот тут то и начинается необходимость плотной совместной работы.

Ну а что мы имеем на деле? То, с чего я начал настоящую статью. Уже в самом начале работы, заказчик и подрядчик начинают не взаимодействовать, а конфликтовать, обвинять друг друга в нарушениях условий контракта. Заказчики, видимо, неизбалованные ещё при Украине, обилием нормальных подрядных организаций, изначально настроены не совместно работать, а обвинять и конфликтовать.
Таким образом, заказчики превращаются, если не из союзников, то из деловых партнёров исполнителей работ, в противников. Такой антагонизм в отношениях «бюджетные заказчики — исполнители работ», неосознанно навязываемый со стороны контрольно-надзорных органов, негативно сказывается на деловых партнерских отношениях, доверительных взаимоотношениях сторон контрактов. Вместо эффективной совместной работы происходит конфронтация. Как результат — потеря и времени, и сил, и средств, как исполнителей работ, так и заказчиков.
В итоге страдает дело.

Принимая решение об участии в ряде конкурсных торгов на выполнение проектно-изыскательских работ в Республике Крым и в городе Севастополе, руководство ООО «НПЦ Берегозащита» не предполагало, что на стадии завершения и сдачи работ возникнут такие напряжённые отношения с заказчиками. Практически все Севастопольские и Крымские объекты, проектно-сметная документация по которым разработаны НПЦ «Берегозащита», стали полем судебных споров.
В конечном итоге, пришлось обмениваться взаимными претензиями, встречными судебными исками, участвовать в бесчисленных судебных заседаниях. Причем содержание некоторых претензий и исков, подготовленных заказчиками, до того абсурдны, что диву даёшься, как такое в голову могло прийти. К примеру, МКУ «Сакиинвестпроект» — наш заказчик по проектированию пешеходной набережной в г. Саки — уже в разгаре выполнения проектных работ начал активную претензионную работу, выставляя одну претензию за другой. Вся деятельность заказчика подчинена лишь одной цели: максимально обвинить исполнителя работ, максимально подвергнуть их санкциям. Что характерно, у заказчика полное отсутствие желания и воли отстаивать свои интересы и интересы исполнителей работ перед контрольно-надзорными органами. Все это идёт от неуверенности заказчиков в себе. Им легче и безопаснее обвинить исполнителя, чем стать на его сторону.
Я уже писал о том, что, идя на поводу проверяющих органов, МКУ «Сакиинвестпроект» из-за полугодовой просрочки получения положительного заключения ФАУ «Главгосэкспертиза России» (причем по вине заказчика же), выдвинул претензию на сумму 52 млн рублей. И это при том, что исполнитель переплатил за проведение государственных экспертиз около, 3 млн рублей, причем частично за счёт личных сбережений работников предприятия. ( К слову, также было и на пяти Севастопольских объектах НПЦ «Берегозащита»). Более того, МКУ «Сакиинвестпроект» недоплатил НПЦ «Берегозащита» около 8 млн рублей за полностью выполненные сданные работы. И в настоящее время в ходе судебного разбирательства, заказчик, являясь в суде ответчиком, всячески юридически изворачиваясь, пытается вводить в заблуждение суд и одновременно спасти свое «лицо».
Могу с уверенностью утверждать, что работать Сакским и с упомянутым Ялтинским, заказчиками, НПЦ «Берегозащита» уже не станет. Причина одна: отсутствие у заказчиков таких понятий как порядочность, совесть и честь.

НПЦ «Берегозащита», несмотря на такие странные отношения с заказчиком, ведёт авторский надзор за строительством своего объекта проектирования в городе Саки.

Э.Х. Кушу

21
Фев

Парадоксы Водного кодекса

О водоохранных зонах

«Водный кодекс Российской Федерации» от 03.06.2006 N 74-ФЗ (ред. от 03.08.2018) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2019).

 Статья 5 Водного кодекса одна из ключевых статей. Она даёт определение поверхностного водного объекта и общие принципы установления его границ.  «Поверхностные водные объекты состоят из поверхностных вод и покрытых ими земель в пределах береговой линии.»

Пункт 4 статьи 5 устанавливает, как определяется береговая линия (граница водного объекта).
Моря — по постоянному уровню воды, а в случае периодического изменения уровня воды — по линии максимального отлива.

Реки, ручьи, каналы, озера, обводненные карьеры — по среднемноголетнему уровню вод в период, когда они не покрыты льдом.
Пруды, водохранилища — по нормальному подпорному уровню воды.  Болота — по границе залежи торфа на нулевой глубине.

 Статья 65 Водного кодекса гласит о там, что в границах водоохранных зон устанавливаются прибрежные защитные полосы…Далее, что за пределами населенных пунктов ширина водоохранной зоны рек устанавливаются от местоположения  береговой линии. А ширина водоохранной зоны морей и ширина их прибрежной защитной полосы — от линии максимального прилива. При наличии централизованных ливневых систем водоотведения и набережных границы прибрежных защитных полос совпадают с парапетами набережных. Ширина водоохранной зоны на таких территориях устанавливается от парапета набережной.

Вариации на тему ВОЗ

Если совместить ст 5 и 65, то получается, следующее. В населенных пунктах, где есть набережные, централизованные ливневки, водоохранная зона отмеряется от парапета набережной. Не от береговой линии. То есть если между набережной и береговой линией, например, реки имеется  пляж или побочень, то…. Тут 2 варианта понимания:
1) территория между береговой линией и парапетом набережной не является водоохранной зоной. Следовательно, на неё не распространяются ограничения водоохранной зоны. Нелогично.
2) территория между береговой линией и парапетом набережной входит в состав водоохранной зоны. Тогда получается, например, при наличии на набережной централизованной ливнёвки  ширина водоохранной зоны  будет шире чем, если ливнёвки нет. Ещё более нелогично.

Тоже касается приливных морей, для которых береговая линия — линия максимального отлива. А водоохранная зона  отмеряется от линии максимального прилива. Если принять 2й вариант толкования, то все логично.

О береговых линиях

Постановлением Правительства РФ от 29.04.2016 N 377 (ред. от 14.12.2018) утверждены Правила определения местоположения береговой линии (границы водного объекта), случаев и периодичности ее определения.
Согласно пункту 13 Правил Росводресурсы вносят в государственный водный реестр сведения о береговой линии. Затем в течение 5 рабочих дней направляют  в  Росреестр документ, содержащий описание местоположения береговой линии. И далее:

«14. Местоположение береговой линии (границы водного объекта) считается определенным со дня внесения сведений о местоположении береговой линии (границы водного объекта) в Единый государственный реестр недвижимости.»

Снова приходим к тому, что в рамках действующего Водного кодекса Российской Федерации учесть динамику берегов невозможно. Ни береговых процессов в морской береговой зоне, ни русловых процессов на реках учесть нельзя. Цели Водного кодекса другие.

Вместо разработки и принятия Берегового законодательства, как это сделано во многих странах, наше Правительство своим Постановлением 377 в рамках Водного законодательства принимает решение о внесении  границ водных объектов в Росреестр как объектов недвижимости. Соответственно, и границ водоохранных зон и прибрежных защитных полос.
Кстати, под этим же номером 377 от 28 апреля 1993 года известное Постановление Правительства РФ о психиатрической помощи. И почти день в день. Что скажут нумерологи?

И всё-таки она движется

Вопрос. Как можно ставить на кадастровый учёт, как объект недвижимости то, что  движется.  Приведу только один пример. А их сколько угодно. Ежегодно береговая линия Азовского моря перемещается в сторону суши на 3 — 5 м, а то и 8 м и более. В составе Правительства РФ есть же Министр природных ресурсов. В ведении Минприроды РФ есть же известный во всем мире ГГИ. Или не менее именитый ВНИИГ им. Б. Е. Веденеева. Или обратились бы в рабочую группу «Морские берега» при РАН. Есть же в стране более сведущие специалисты, с которыми следовало бы посоветоваться, прежде чем принимать такие непродуманные решения.

Ну что ещё можно сказать? Теперь осталось, чтобы Правительство Российской Федерации обеспечило недвижимость всех границ водных объектов. А для этого выделило  финансовые средства на проектирование, строительство и эксплуатацию берегозащитных сооружений по всем берегам всех водных объектов Российской Федерации. Вот тогда это будет недвижимость!
Но поскольку последнее нереально, то в нынешних условиях следовало бы уточнить пункты 13 и 14 Правил определения местоположения береговых линий водных объектов тем, что… Думаю, что это тема отдельной статьи.