fbpx
Skip to content

Posts from the ‘НПЦ «Берегозащита»’ Category

23
Фев

Берегозащита: мероприятия или сооружения (капитальные или некапитальные). Некоторые проблемы и предложения


В недрах Водного кодекса РФ появились ростки нового Федерального закона: Федерального закона о защите от негативного воздействия вод (далее — НВВ). Зародышем нового закона является статья 67.1.
Статья 67.1 Водного кодекса РФ еще далека от совершенства. Она в последнее время расширилась и конкретизировалась. Это будет происходить и дальше, в том числе в виде принятия подзаконных актов, потому что пока продолжаются попытки решить вопросы НВВ в рамках Водного кодекса РФ, пока не принято решение о разработке и принятии нового закона о защите от НВВ.
Можно констатировать, что близко подошли, но ещё не нащупали золотую жилу. В целом идём в правильном направлении. Правда всё идёт медленно и со скрипом, очень дозированно и, пожалуй, стихийно и бессистемно.
Лично для меня является неоспоримым, что защита от НВВ достойна отдельного Федерального закона, а не статьи Водного кодекса РФ. А пока рассмотрим то, что имеем.
Итак. Разберёмся в формулировках статьи 67.1 Водного кодекса РФ и привяжем их с вариантами её реализации или исполнения.


Мероприятия и(или) сооружения

Ст. 67.1. часть 1:
«1. В целях предотвращения НВВ на определенные территории и объекты и ликвидации его последствий принимаются меры по предотвращению НВВ и ликвидации его последствий в соответствии с настоящим Кодексом, обеспечивается инженерная защита (далее — ИЗ) территорий и объектов от затопления, подтопления, разрушения берегов водных объектов, заболачивания и другого НВВ.»
Формулировка, конечно, странноватая, но какая есть.
Итак, для предотвращения НВВ и ликвидации его последствий имеется 2 направления:
— меры по предотвращению НВВ и ликвидации его последствий;
— ИЗ территорий и объектов. (Незначительная неувязка: ИЗ обеспечивается для предотвращения, но не ликвидации последствий, а из текста данной части статьи следует и то, и другое).
Что такое предотвращение НВВ: согласно части 2 это — комплекс мероприятий, включающий:
1) предпаводковое и послепаводковое обследование паводкоопасных территорий и водных объектов;
2) ледокольные, ледорезные и иные работы по ослаблению прочности льда и ликвидации ледовых заторов;
3*) противопаводковые мероприятия, в том числе мероприятия по увеличению пропускной способности русел рек, их дноуглублению и спрямлению, расчистке водных объектов;
4*) мероприятия по предотвращению разрушения берегов, в том числе мероприятия по уполаживанию берегов водных объектов, их биогенному закреплению, укреплению песчано-гравийной и каменной наброской, террасированию склонов.
* Новая редакция п.3 и новый п.4 вступает в силу с 2021 года (ФЗ от 27.12.2019 N 488-ФЗ).
ИЗ территорий и объектов согласно части 4 (нумерация в новой редакции) — это строительство берегоукрепительных сооружений, дамб и других сооружений, предназначенных для защиты территорий и объектов от затопления, подтопления, разрушения берегов водных объектов, заболачивания и другого негативного воздействия вод (сооружения инженерной защиты — СИЗ). ИЗ территорий и объектов осуществляется в соответствии с законодательством Российской Федерации о градостроительной деятельности.
В соответствии с пунктом 1 частью 7 в границах зон затопления, подтопления, запрещаются: «размещение новых населенных пунктов и строительство объектов капитального строительства без обеспечения ИЗ таких населенных пунктов и объектов от затопления, подтопления». О противопаводковых мероприятиях в данном случае не упоминается, так как их недостаточно. Необходима ИЗ.

Согласно части 8 «собственник водного объекта обязан осуществлять меры по предотвращению НВВ и ликвидации его последствий. Меры по предотвращению НВВ и ликвидации его последствий в отношении водных объектов, находящихся в федеральной собственности, собственности субъектов Российской Федерации, собственности муниципальных образований, осуществляются исполнительными органами государственной власти или органами местного самоуправления в пределах их полномочий в соответствии со статьями 24 — 27 настоящего Кодекса.» То есть собственник обязан только осуществлять меры…, но не обеспечивать ИЗ территорий и объектов.

Теперь разберёмся, в чем принципиальная разница между мерами по предотвращению НВВ и ликвидации их последствий, с одной стороны, и ИЗ территорий и объектов, с другой. Принципиальная разница — в получаемом результате и его эффективности. В первом случае сооружения не возводится, а осуществляются мероприятия, не приводящие к возникновению объектов капитального строительства (далее — ОКС). Во втором случае возводятся СИЗ, являющиеся ОКС со всеми вытекающими последствиями: они становятся объектом недвижимости, на которые возникает право собственности

СИЗ территорий и объектов от НВВ, возводимые в соответствии с градостроительным законодательством, могут быть только капитальными.


О критериях капитальности сооружений инженерной защиты от негативного воздействия вод

Различия между капитальными и некапитальными сооружениями и строениями определена статьей 1 Градостроительного кодекса РФ.
ОКС — «это здание, строение, сооружение, объекты, строительство которых незавершено, за исключением некапитальных строений, сооружений и неотделимых улучшений земельного участка.
Некапитальные строения, сооружения — объекты, которые не имеют прочной связи с землёй и конструктивные характеристики которых позволяют их перемещать, демонтировать, в последующем собирать без несоразмерного ущерба их назначению и без изменения их основных характеристик».
Данные понятия, приведённые в Градостроительном кодексе, применительны к широкому спектру зданий, строений и сооружений, но только не к гидротехническим сооружениям (далее — ГТС). Они не учитывают специфику ГТС. Взять хотя бы, например, каменно-набросные сооружения, искусственные пляжи, искусственные земельные участки, грунтовые дамбы и др. Все они могут не иметь прочной связи с грунтом основания, будучи незаглублёнными. Это возможно при наличии достаточно прочных грунтов основания, при которых не требуется устройство каменной постели, как составной части сооружения. Для искусственных пляжей и для искусственных земельных участков это вообще не имеет значения.
Данные сооружения также могут быть перемещены без ущерба их назначению, так как представляют собой однородные по слагаемым их материалам и приобретающими соответствующую форму вертикального профиля под действием силы тяжести при обычной отсыпке, наброске или укладке. Они также могут быть перемещены, только не целиком, а по частям путем выполнения многократно повторяющихся однородных операций по перевалке материалов, слагающих эти сооружения. Несмотря на то, что они могут подвергаться значительным деформациям, например, искусственные пляжи приобретать профиль динамического равновесия под воздействием волн и течений, тем не менее, все данные сооружения относятся к капитальным.

Таким образом, наличие прочной связи с землёй не может являться критерием оценки степени капитальности ГТС.

Применительно к ГТС логичнее было бы принять иной признак, определяющий капитальность или некапитальность сооружения, а именно: соответствие или несоответствие действующим в целом градостроительным нормам и нормам проектирования капитальных сооружений.
Тем более, что в соответствии с «Методическими указаниями …», утвержденными Приказом Минприроды РФ от 31.08.2010 г. Nº 337 мероприятия по предотвращению НВВ должны осуществляться в соответствии с утвержденной в установленном порядке проектно-сметной документацией, которая по своему составу и содержанию должна соответствовать Положению о составе разделов проектной документации и требованиях к их содержанию, утвержденному постановлением Правительства РФ от 16.02.2008 г. Nº 87. Из этого следует, что в случае признания объекта финансирования не мероприятием, а сооружением, и если проектная документация имеет положительное заключение экспертизы, то данное сооружение следует признать капитальным, независимо от источника финансирования.
Что касается других общих действующих признаков капитальности сооружений применительно к ГТС, а именно наличие (а в случае отсутствия — необходимость в разработке) документации по планировке территории и необходимость отведения земельного участка под сооружением, если объект размещается вне земель водного фонда, то пусть над этой проблемой поработают законодатели и юристы, если, конечно, будут видеть в этом какой-то смысл.

О повышении надёжности некапитальных сооружений инженерной защиты от проявления негативного действия вод

Все мероприятия по ликвидации последствий ЧС можно подразделить на аварийно-спасательные и аварийно-восстановительные.

Аварийно-восстановительные мероприятия, выполняющиеся в рамках режима ЧС, применимы только для капитальных сооружений, подвергшихся повреждению или разрушению (частичному или полному) в результате ЧС. При этом восстанавливаемые сооружения должны в иметь собственника (балансодержателя). В данном случае может возникнуть проблема, если изменились требования норм проектирования, что не позволяет восстановить сооружение в тех же параметрах, а изменить параметры не позволяют условия финансирования.

Все сооружения, возводимые в режиме ликвидации последствий наводнений, как аварийно-спасательные, являются некапитальными, поскольку выполняются без полного объема изысканий и документация не подлежит экспертизе. Данные сооружения являются временными и должны функционировать до строительства капитальных защитных сооружений при условии, что все необходимые процедуры заказчика по обоснованию ОКС (подготовка исходной разрешительной документации, задания на проектирование, расчет первоначальной цены контракта и др.) начинаются сразу после или параллельно с разработкой технических решений по ликвидации последствий ЧС. Капитальные сооружения должны заменить построенные в режиме ЧС временные сооружения.

К сожалению, как правило, после ликвидации последствий наводнений и возведения временных защитных сооружений до проектирования и строительства капитальных сооружений дело не доходит. Все успокаиваются пока не приходит новый паводок и не случается очередное наводнение.

Чтобы построенные временные сооружения прослужили как можно дольше, чтобы сделать их более долговременными и максимально приблизить их по эффективности к капитальным, крайне важно предусмотреть меры по повышению их устойчивости к воздействию водного потока.

Для того, чтобы максимально эффективно противодействовать НВВ в данных условиях целесообразно, на мой взгляд, следующее:

1. Разработать и принять нормы проектирования простейших берегоукреплений и СИЗ для их возведения в в рамках режима ЧС. Выделить их в отдельную группу временных ГТС. Разработать правила строительства и эксплуатации данных сооружений.

2. На территориях муниципальных и поселковых образований заблаговременно создавать запасы крупногабаритного камня, фигурных бетонных блоков (тетраподов, гексабитов и т.д.), просто бетонных блоков. Ряд действующих нормативных документов, регламентирующих порядок действий органов местного самоуправления и государственных органов в целях предотвращения НВВ и ликвидации последствий ЧС, рекомендует заблаговременно создавать запас материальных и финансовых ресурсов. В рамках данных организационных мероприятий крайне важно
1) поделить службы МЧС ответственными за создание запасов необходимых строительных материальных средств в достаточном объеме,
2) определить места складирования, подъезды к ним машин и механизмов, причем целесообразно размещать склады в непосредственной близости от проблемных участков рек,
3) при соответствующем обосновании организовать такие склады с запасом на самых проблемных участках берега, чтобы сами склады выполняли защитную функцию.

3. После прохождении паводков в рамках ликвидации последствий при возведении защитных сооружений задействовать складские запасы.

4. Определить службы МЧС ответственными на качество строительства и эксплуатационные качества возведенных сооружений. Организовать регулярные наблюдения и поддержания исправного состояния построенных сооружений силами местных управлений МЧС для их постоянной готовности к последующим паводкам.

И если уж в обычных условиях, вне рамок ЧС, применение данных элементов без проектной документации невозможно, то они пойдут в дело во время наводнения для крепления берегов, крепления откосов дамб. Это повысит устойчивость сооружений, период их функцианирования и в некоторой степени заменит капитальные сооружения.


27
Янв

Донный грунт. Новые поправки в Водный кодекс РФ

 

P1020923
В декабре 2019 года приняты долгожданные поправки в Водный кодекс, касающиеся использования донного грунта. Наконец-то.

Опубликован Федеральный закон от 16 декабря 2019 г. № 431-ФЗ “О внесении изменений в Водный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации” (не вступил в силу, вступает в силу через 180 дней после опубликования)

Данные поправки в Водный кодекс РФ можно охарактеризовать как революционные.

В чем суть поправок:

1) В пункте 12.1 статьи 1 Водного кодекса РФ дано определение донного грунта.

2) Вводится   новая статья 52.3. Использование донного грунта. Пунктом 2 данной статьи органом местной власти  дается право по их решению (и по решению органов  власти субъектов РФ —  городов федерального значения) распоряжаться донным грунтом  «для обеспечения муниципальных нужд  или в интересах физических или юридических лиц», выполняющих работы, в результате которых появляется донный грунт. Однако при этом…

3) Пункт 3 статьи 52.3 установил, что порядок как использовать донный грунт определяется уполномоченным Правительством РФ федеральным органам исполнительной власти.

По пункту 12.1 статьи 1 Водного  кодекса РФ возник один вопрос: грунт, извлекаемый с дна водных объектов при выполнении водоохранных мероприятий, также является донным? Следовало бы об этом упомянуть в данной статье.

По  новой статье 52.3 возникает ряд вопросов:

1. Не лучше ли было сразу не допускать некоторого противоречия между пунктом 3 статьи 52.3 и пунктом 2 этой же статьи и поэтому некоторой в целом двусмысленности статьи?

2. Если субъект Российской Федерации не является городом федерального значения, он не имеет права распоряжаться донным грунтом?

3. Как быть, если интересы физических или юридических лиц, извлекающих донный грунт, не совпадает с целями  обеспечения муниципальных нужд?

4. Если гравийно-галечный русловой материал, являющийся пляжеобразующим, извлекаемый из русел рек при их расчистке должен направляться в обязательном порядке по логике вещей на пополнение морского пляжа, но он направляется, например, на строительство дороги для обеспечения муниципальных нужд, или используется в интересах физических или юридических лиц, выполняющих работы по извлечению донного грунта, а пляж при этом продолжает деградировать дальше, является ли это поводом для внесения  дальнейших поправок в Водный кодекс?

5. Или же по всем этим вопросам 1-2-3-4 следует ждать решения уполномоченного Правительством РФ федерального органа власти в соответствии с пунктом 3 статьи 52.3 Водного кодекса Российской Федерации?

6. Этот уполномоченный Правительством РФ федеральный орган исполнительной власти будет вновь созданный или его функции по подготовке порядка использования донного грунта будут поручены одному из существующих, например Росводресурсам?

7. Будет ли достаточно разработки уполномоченным Правительством РФ федеральным органом порядка использования пляжеобразующих донных грунтов, извлекаемых из русел рек при их противопаводковой расчистке, для отсыпки морского пляжа без прохождения проектной документацей по созданию пляжа 3х процедур государственных экспертиз?

8. Порядок использования донного будет определён уполномоченным органом. А кто будет определять порядок извлечения донного грунта  для разных видов донного грунта, определённых в пункте 12.1 статьи 1 Водного кодекса РФ, согласно новому определению понятия “донный грунт”? Судя по всему это будут различные ведомственные нормативные документы для проектирования мероприятий по извлечению донного грунта.

Последний 8й вопрос является ключевым и главным, поскольку от его решения будет зависеть то, чтобы под контролем было не только использование донного грунта, но и его извлечение.

В любом случае данные поправки следует приветствовать, поскольку хуже, чем было до их принятия, уже не будет.

14
Янв

Важные поправки в Водный кодекс

В  канун Нового 2020 года Федеральным Законом от 27 декабря 2019 года N488-ФЗ в Водный кодекс РФ внесены  важные, можно сказать  исторические, поправки, а именно:

 

20200114_0632117899670493765567024.jpg
1. Изменения в статью 26 позволят регионам  заниматься вопросами предотвращения негативного воздействия внутренних морских вод в рамках переданных им полномочий.
Теперь регионы будут самостоятельно защищать морские берега от разрушения, если эти берега будут берегами внутренних морских вод, а не территориального моря.  Однако следует отметить крайне важное обстоятельство: регионы получают право заниматься не всеми вопросами  предотвращения негативного воздействия вод, приведенных в статье 67.1 Водного кодекса РФ, а лишь теми, которые перечислены в части 2 данной статьи, т.е.  предпринимать меры по предотвращению негативного воздействия вод и ликвидации их последствий. Из всех приведенных мер применительно к внутренним морским водам можно отнести только новый пункт 4 части 2 статьи 67.1, а именно: уполаживание берегов, террасирование склонов,  биогенное закрепление берегов,  их укрепление песчано-гравийной и каменной наброской. Что касается рек, то тут без изменений. 

Иными словами регионам дают полномочия на выполнение мероприятий по предотвращению негативного воздействия вод, носящих некапитальный характер.  Полномочий по обеспечению инженерной защиты территорий и объектов, т.е. на строительство сооружений инженерной защиты от негативного воздействия вод, регионам не передают. Пока не передают. 

Нужно уточнять, как проходят исходные линии — внутренние границы территориального моря или внешние границы внутренних морских вод. Если раньше это было неважно, то сейчас — крайне важно! К примеру, по Республике Крым и Севастополю они известны вследствие изменений, внесённых в октябре 2019 года в приказ 355 ФСБ РФ (рис).img-20200113-wa000034261923.jpg
 Главное, чтобы субвенции и федерального бюджета были и их хватало на все мероприятия.
В любом случае хуже от внесения данной поправки в Водный кодекс не будет точно, так как федеральные отраслевые министерства (ни Минстрой, ни Минприроды) морскими берегами вообще не занимались и регионам не давали. Более того, Минстрой РФ развалил структуру федеральных предприятий берегозащиты.

 

2. Изменения в статью 67.1 выделили отдельным пунктом мероприятия по защите берегов от разрушения, добавив к ним в числе прочего террасирование склонов.

Таким образом, разрушение берегов, как один из отдельных видов негативного воздействия вод, отделён от противопаводковых мероприятий. Возможно, это начало процесса определения зон прогнозного разрушения берегов в дополнение к границам затопления и подтопления.

Закон вступает в силу с 1 января 2021 года.

Примечательно, что  законопроект был внесен членами Совета Федерации ФС РФ А.Н. Кондратенко, В.А. Бекетовым, И.В. Фоминым. Два первых сенатора представляют Краснодарский край, а третий — Мурманскую область. 

Смею предположить, что какую-то роль сыграли и мои личные контакты с Алексеем Николаевичем Кондратенко на стадии подготовки соответствующих обоснований.

 

 

4
Янв

Так будет лучше: и для компании, и для меня!

Решение об уходе с должности генерального директора принял летом 2019 г.   Сначала хотел его приурочить к своему 60-летию, но потом решил не ждать и сделать его раньше, в канун Нового 2020 года. Думаю и надеюсь, что так будет лучше: и для компании, и для меня.

Подводя итоги работы в целом предприятия и, в частности, своей работы, отмечу вкратце следующее:

1. Сегодня НПЦ «Берегозащита» — в целом успешная и  известная компания, имеющая узнаваемый бренд. Это — стабильно работающее предприятие, имеющее хорошую репутацию и обладающее бесценным опытом,
преумноженным плодотворным трудом в течении всех этих лет. Это —  дружный коллектив, квалифицированные кадры, интеллектуальная собственность в виде десятка патентов на изобретения и не только.

2. Наш более, чем 12-летний путь был трудным. Его можно условно разделить на 4 этапа:
2007 — 2009 этап становления;
2009 — 2014 предолимпийский этап;
2014 — 2018 крымский этап;
2018 — 2019 б/н.

3. Самыми сложными для коллектива НПЦ «Берегозащита», в том числе и для меня, были проследние 2 — 3 года, из которых наиболее трудным  стал ушедший 2019 год.
Звезды сошлись так, что предприятие именно в последние 2 года испытало несколько ощутимых ударов,  приведших к значительным финансовым и, как следствие, к кадровым потерям, что отразилось на стабильности предприятия и привело его к рецессии (к сведению, рецессия  — некритичный спад в развитии).
Я связываю это с двумя причинами:     

1) в целом  с  бездумной и губительной политикой государства  по отношению к малому бизнесу в области  архитектурно-строительнго проектирования (об этом я  пишу в своих публикациях и буду продолжать писать о том, что государство не только не защащает нас от беззакония, но и само создает условия для узаконенного обирания);

2) с личной невозможностью,  как первому лицу предприятия, продолжать
полноценно (как это было раньше, т.е. всецело и полностью отдаваясь) работать и представлять компанию, в силу проявившихся в последнее время обстоятельств.

Если с первой причиной
я пока борюсь, то со второй уже определился. Не скрою, для многих, включая моих коллег по работе, было неожиданным, если не сам факт, то как это быстро произошло. Просто, нет на раскачку времени: нужно впрягаться…К сож, мне это уже не по силам.

4. Когда-то писал, что  будут и  напутствия. Если кратко, стратегически и по мере важности, то они просты и понятны:
1) кадры, в т.ч. внутренние резервы.
2) совершенствование организационной структуры
3) современное программное обеспечение
4) контроль качества услуг
5) расширение сферы услуг
6) PR 
Подробности — более интересны, но они не для огласки.

1
Янв

Смена руководства НПЦ «Берегозащита»


Более 12 лет руководил компанией ООО «НПЦ «Берегозащита» с момента начала его деятельности в августе 2007 года.

Подвел итоги. Сделал выводы. Посоветовался с коллегами. Принял решение покинуть должность руководителя НПЦ «Берегозащита» с 1 января 2020 года. Но буду продолжать работать в компании. Сконцентрируюсь на аналитике,  публикациях, PR — продвижении.
Рекомендовал на должность генерального директора НАЦВИНА Дмитрия Олеговича — технического директора!
Знания, профессионализм и опыт, соответствующие личные качества — этого у Дмитрия Олеговича с избытком для того, чтобы вывести компанию на новые качественные рубежи. А я стану его поддержкой и опорой по мере моих сил и возможностей.

Э.Х. Кушу

22
Дек

Борьба за сохранение пляжа Жемчужный в Санкт-Петербурге. Почувствуйте разницу…

http://chng.it/TDgbLzyWZy

Борьба, которую ведут питерцы против строительства в таком проектном решении Морской набережной Финского залива на участке от Дудергофского канала до ул. Адмирала Черокова, — это пример цивилизованного и аргументированного отстаивания гражданами своих нарушенных прав. И самое главное, что жители правы. Сначала их лишили права участия в общественных обсуждениях размещения данного объекта, умело используя пробелы водного и градостроительного законодательства на стыке воды и суши. (Якобы, объект не затрагивает акваторию моря и поэтому не является предметом государственной экологической экспертизы). А теперь их лишают пляжа Жемчужный.

Выступаю в поддержку жителей.

Считаю, что объект запроектирован таким образом, что частично находится в акватории Финского залива. Поэтому проектная документация должна быть направлена на государственную экологическую экспертизу, а перед этим заказчик и местная архитектура должны организовать процедуру общественных обсуждений материалов оценки воздействия на окружающую среду.

Проект в представленном виде имеет ряд серьезных недостатков.
Конструктивное решение берегоукрепления не соответствует положениям СП 277.1325800.2016.» Сооружения морские берегозащитные. Правила проектирования». Так, в проекте не соблюдены требования п. 5.4.1, согласно которым берегозащитные сооружения должны способствовать сохранению и восстановлению пляжа как основного элемента защиты берега. А принятое в проекте плановое положение набережной, наоборот, пляж уничтожает. Кроме того, согласно п. 5.8 «Проектирование берегозащитных сооружений должно осуществляться на основе генеральной схемы берегозащитных мероприятий по данному региону. При ее отсутствии проектирование берегозащитных сооружений в обязательном порядке должно осуществляться с научным сопровождением с привлечением профильных организаций». Этого в проекте тоже нет.
В данном случае наиболее оптимальным будет создание искусственного пляжа, лучший способ активной берегозащиты в соответствии с п.5.4, определяющим условия эффективности берегозащитных мероприятий. Причём строительство пляжа необходимо выполнять в опережающем порядке. Затем под его защитой строить рассматриваемый участок Морской набережной- продолжение улицы Балтийский бульвар. Стоимость собственно строительства при этом значительно уменьшится.
Сама по себе Морская набережная не отвечает современным требованиям, так как не соответствует многим требованиям СП 398.132 5800. 2018 «Набережные. Градостроительное правила проектирования» .


Считаю, что проект берегоукрепления Морской набережной необходимо откорректировать, привести его в соответствие с действующими нормами проектирования и направить на государственную экологическую экспертизу Росприроднадзора, предварительно проведя процедуру общественных обсуждений.

14
Дек

О набережных, в том числе о Сакской…

К своей предыдущей статье я  оставил лишь некоторые  комментарии и свои ответы на них.
Этого вполне достаточно,  чтобы понять точку зрения противников строительства набережной и обозначить свою позицию.
Хочу коснуться вопроса низкой культуры общения некоторых моих оппонентов. Эта проблема в регионе имеется, особенно,  если не хватает уровня знаний, умения рассуждать логично, аргументировать, умения понимать, и нет представления о культуре общения. Есть лишь бессильная злоба. Комментарии такого рода будут оставаться без внимания и удаляться. Я очень надеюсь, что эти отщепенцы — не есть истинное лицо сакских природозащитников и экологов. Если же они в их рядах, то они их порочат.
В продолжение темы Сакской набережной хочу отметить следующее.
Чтобы превратить город из разряда забытых богом провинциальных городов в действительно курорт высокого уровня, было принято решение обеспечить его современной морской прогулочной (пешеходной) набережной. Набережная-то современная, только вот сам город застрял в 60х — 70х годах прошлого века. И архитектурой, и  психологией мышления некоторых счастливых обладателей  «архитектурных шедевров» существующей стихийной застройки вдоль ул. Морская. Все бы ничего, но только они и новую набережную хотят причесать и подвести под свой стандарт, свой особый сакский архитектурный стиль. А власти и разномастные общественники вместо того, чтобы позволить городу начать приобретать цивилизованный вид, дать импульс развитию города после строительства прогулочной набережной, тянут его назад в прошлое. Повторюсь, что не мы принимали решение о том, что набережная нужна, и решение о месте ее размещения. Что касается конструктивного решения — это определяют нормы проектирования. Кому-то эти решения покажутся «бетонными монстрами», а знающим и понимающим — нормальными ГТС. И ни в коем разе нельзя судить об объекте по тому, как выглядит недостроенное сооружение.
Кое-кто считает, что мы губим природу, хороним пляж, дюны, растительность. После этого возникает сомнения, что они знакомы с  местом, где разместилась конструкция оградительной стенки набережной. На самом деле вне пределах существующей застройки — это тыльная  часть пляжа или территория, примыкающая к пляжу, находящаяся в пониженных местах, периодически подтапливаемая и поэтому болотистая, соответственно, местами заросшая болотной растительностью территория, с предупредительными табличками об обитающих здесь змеях. В местах размещения набережной дюн, как таковых, нет и не было. Это низины. Наоборот,  мы извлекаем из-под этого места песчаный материал, «похороненный» в низине, и отсыпаем его  в тело пляжа перед набережной. Объем тела пляжа только увеличивается. Мне кажется, что это нетрудно понять, если, конечно, есть желание понять…

В продолжение в целом темы набережных хочу поделиться по этому поводу своими соображениями, базирующимися на анализе отечественного и мирового опыта.

Прогулочная набережная, особенно  в курортном  городе, является его визитной карточкой, местом сосредоточения отдыхающих, незаменимым дополнением к рекреационному ресурсу — к пляжу, а не только средством коммуникации.

В данном случае речь идет только о пешеходных набережных.

Проявляя заботу о формировании набережной, государство проявляют заботу о будущем города, о его перспективах. Чем раньше происходит становление набережной, тем легче и в лучшем качестве можно её  реализовать.  Если же время упущено, то процесс создания полноценной набережной, как правило, будет сопровождаться рядом проблем.
Во-первых, возникает конфликт интересов заказчика строительства и землепользователей,  собственников объектов недвижимости, попадающих в зону размещения тела набережной. Заказчики вынуждены выкупать земли, компенсировать стоимость сносимых зданий и сооружений, включая эти затраты в смету на строительство. Я не говорю уже об оценке данных объектов и затратах на собственно снос зданий и сооружений.
Во-вторых, приходится нести колоссальные затраты на строительство защитных гидротехнических сооружений. 

Землепользователи всегда тяготеют к береговой линии, превращаясь в берегопользователей. В своём стремлении обойти конкурентов и оказаться на 1-х ролях в сфере куротно-гостинично-ресторанного бизнеса, т. е. на 1-й линии строений, предприниматели, не особо задумываясь о последствиях, максимально плотно прижимаются к береговой полосе. Да так, чтобы всяк проходящий вдоль берега натыкался на его «шаурму» или отель «5 звезд». Но в одно прекрасное мгновение весь этот градостроительный  сумбур сносит шторм, превращая их хозяев в пострадавших от стихии, т. е. разбушевавшегося федерального объекта, коим являются все водные объекты в Российской Федерации.  И тогда они требуют от государства защитить  их от негативного воздействия вод. Яркий пример — набережная Лоо.

Поэтому, чем раньше начнется процесс формирования набережной, тем легче это сделать и дешевле обойдётся государству или муниципальному образованию.

Набережная — это градообразующий объект строительства во многом диктует  направление и темпы развития города, являясь катализатором селитебности. Это инфраструктурный объект и территории примыкающее к набережной, становится инвестиционно  привлекательными, резко возрастают в цене. Абсолютно уверен, что по завершении строительства набережной, город будет развиваться именно в данном направлении: от зоны размещения набережной в глубь суши. Поэтому важно предусматривать набережные в рамках подготовки градостроительной документации, документации территориального планирования и перспективного  развития. Это позволит избегать в будущем конфликтов с землепользователями, получившими собственность земельные участки в том месте, где должна лежать набережная, как это, к примеру, произошло при проектировании набережной в Сочи и в Саках.

Вообще государству необходимо более строго подходить к вопросу соблюдения правил землепользования  в береговой полосе,  ужесточить их
 и, более того, ввести запрет на предоставление в частную собственность земель не только в береговой зоне, но и в целом в зонах, которые в перспективе могут понадобится для размещения общественно важных объектов, к которым можно отнести и городские набережные. 

7
Дек

По поводу «пляжных войн» и новой набережной в г. Саки


        Крымский период деятельности НПЦ «Берегозащита», который близится к завершению, продолжает преподносить сюрпризы. Теперь уже в г. Саки проявилась активность против строительства набережной. Но только на том участке пляжной полосы, где  отельеры ведут свой небольшой привычный курортный бизнес.

          И  снова, как в свое время в селе Черноречье в черте города Севастополя, местные жители  рассказывают страшные истории о высоченных бетонных заграждениях, которые будут препятствовать доступу к воде. Эти все небылицы легко подхватывает и раздувает местная пресса и телевидение.
         Причины такого противодействия ясны.
         Поначалу всё всех устраивало.
         Нельзя сказать, что общественность не знала о стройке до ее начала: было 2 раунда общественных обсуждений в виде публичных слушаний: на стадии обсуждения проекта планировки территории и на стадии обсуждения ОВОС. Кроме того, на стадии проектирования администрацией г. Саки был проведен ряд совещаний с участием  отельеров и других  предпринимателей, на которых обсуждался  ход проектирования и согласовывались варианты технических решений набережной и пляжной зоны.
          Строительство началось с отдаленного участка, и когда местное устоявшееся курортное бизнес-сообщество ознакомилось с очертанием и параметрами строящейся оградительной стенки набережной, и оно уже более внимательно изучило проектные решения, начались раздаваться голоса возмущения от их представителей, чьи объекты находятся на 1-й линии, т.е. ближе всего к морю.
          Понятно, что им мешает принять все новое, что, как они думают, ставит под угрозу их доходы. Им жить, работать и вести свой налаженный устоявшийся бизнес  по-старинке спокойнее, чем если они окажутся не на 1й линии, а в ее тылу, за новой набережной. По сути они не против самой набережной. Они против ее оградительной стенки и ее слишком, как они считают, высокой отметки.
          Будь на то  только моя воля, я бы понизил бы отметку набережной…и всё бы всех устроило. Всех, кроме ФАУ «Главгосэкспертиза России».
          Удивляет ещё другое. Если уж выбрали государевы люди путь «насильственного осчастливливания» местного населения, то нужно быть до конца последовательным. Иначе и не стоило бы затевать этот объект. Но нет. Они идут на поводу у наиболее недовольных активистов и занимают соглашательскую позицию: принимают решение остановить стройку, дать местным отельерам поработать в грядущий курортный сезон, обещают изменить проектное решение.
           Все можно, но в рамках действующих законов и норм проектирования. Принятая  отметка набережной — это не прихоть проектировщика, это — требования норм, несоблюдение которых пресекается государственной экспертизой и действующими законами.
             По закону можно строить только в соответствии с утвержденным проектом. Утверждает проект заказчик, но только после прохождения им государственной экспертизы. Принять какое-то половинчатое решение невозможно. Понизить отметку можно в том случае, если значительно отодвинуть тело набережной от береговой линии. Но и это невозможно: не позволят землепользователи. А делать это фрагментарно…это будет не набережная, а такой же разухабистый и сумбурный объект, как скопления миниотелей в прибрежной полосе вдоль ул. Морская г. Саки. Эти исторически сложившиеся скопления разномастных 1-2-х и чуть более этажных строений стиля «здравствуй, ужас»  миниотелями-то сложно назвать.  Архитектурой тут и не пахнет. Пахнет гораздо хуже. Единственная положительная эмоция, вызываемая ими — это ностальгия по 70-м годам прошлого века. Очень уж они напоминают мне те уже отдаленные времена. А сейчас как раз возмущаются хозяева данных «объектов туриндустрии», расположенных на 1-й линии. Это и понятно.
          Но нужно думать и об отдыхающих. Им будет гораздо приятнее хотя бы со стороны пляжа лицезреть красивую набережную, а не строения сомнительного архитектурного облика, который будут располагаться за ней.
          Таким образом, и в городе Саки столкнулись два антипода, две точки зрения, а именно — первая — это стремление дать толчок развитию города, построив красивую набережную,  и другая — ничего не менять, лишь бы не пострадал свой бизнес, т. е. так и ехать по старой разбитой колее…
          Безусловно, к общественному мнению нужно прислушиваться. Но нужно же и думать о будущем, о открывающихся новых перспективах развития привлекательности курорта, а не только о сиюминутной выгоде отдельной группы предпринимателей, которые находятся в плену своей же инерции мышления.
          В завершение хочу сказать, что если бы мы в ходе подготовки к Олимпиаде в Сочи шли так на поводу активистов-противников строительства олимпийских объектов, как это происходит в Крыму, то подготовка к  Олимпиаде была бы провалена.


Генеральный директор ООО «НПЦ «Берегозащита», к.т.н. Э.Х. Кушу

19
Июн

Крымский опыт НПЦ «Берегозащита» работы с заказчиками !

Эпиграфом настоящей публикации может служить такая фраза: «С такими заказчиками, как в Крыму, мы ещё не сталкивались!»


Учитывая наш значительный опыт проектирования в г. Севастополе и в Республике Крым (всего 7 объектов), а также не менее значительный опыт споров с заказчиками и судебных с ними разборок, хочется выразить общее впечатление об этом в целом.

Хочу коснуться вопроса, который обычно подрядные организации избегают, а именно дать свою оценку работы заказчиков по таким критериям, как профессионализм и деловая репутация. Пускай она будет, может быть, субъективна, но зато честная.

1. О профессионализме служб заказчиков.
Изначально службы заказчиков профессионально были слабо подготовленными. Особенно это характерно МКУ «Управление капитального строительства г. Ялты». Например, работники служб заказчиков представления не имели, что такое государственная экологическая экспертиза и сопутствующие мероприятия. В целом они не способны думать хотя бы на шаг вперёд.
Следующий недостаток — большая текучка руководящих кадров. Особенно выделяется в этом ГКУ «Капитальное строительство», г. Севастополь. В последующем Севастопольскую службу заказчика возглавила питерская команда. Это позитивно сказалось на результатах и итогах работы. Стабильным был и является кадровый состав МКУ «Сакиинвестпроект». Но у этого заказчика другие «особенности», подробным образом приведённые ниже.

2. О деловой репутации служб заказчиков.
Это крайне редко используемый критерий для оценки работы заказчика. Причина: обычно нашим отечественным бюджетным заказчикам все равно какая у них репутация. Но все же коллегам, бизнес-сообществу в сфере проектирования и строительства будет интересно…. Итак!
В целом службы заказчиков, в особенности Сакская и Ялтинская, — настолько «пращуры» в деловой этике, что пожалуй никто из их руководства не знает и понимает, что это такое и зачем это вообще нужно. Данные службы заказчика, на фоне технической некомпетентности, приложили и продолжают прикладывать максимум усилий, чтобы нормальные подрядчики обходили из десятой дорогой.
Размышления на тему, почему они так себя противопоставляют исполнителям работ, привели к следующему выводу.
Как это ни странно, но, на мой взгляд, в настоящее время главной причиной отсутствия у наших заказчиков признаков деловой этики в отношениях с исполнителями являются последствия борьбы с коррупцией или антикоррупционная деятельность государственных органов. Данная, сложившаяся в течение последних лет практика взаимоотношений между бюджетными заказчиками подрядными организациями, вызваны следующим. Это — опасения, нежелание или страх заказчиков быть заподозренными в коррупционных связях с исполнителями работ, если вдруг они проявят по отношению к последним какую какую-либо лояльность или слабину. Поэтому они исполняют все указания и рекомендации правоохранительных органов по итогам проверок расходования бюджетных средств. Или там, где по условиям контрактов заказчик имеет право применять санкции, это право заказчик воспринимает как обязанность.

В пылу этой малоэффективной борьбы государства с коррупцией, мы все, участники процесса реализации государственных программ по проектированию и строительству, пока больше теряем. А теряем вот что! И это немаловажно. Это — возможность установления добропорядочных деловых отношений между государственными и муниципальными заказчиками, с одной стороны, и исполнителями работ, с другой. Если, конечно, это добросовестные исполнители и некоррумпированные заказчики.

Часто добросовестность и профессионализм подрядчиков не являются достаточным основанием для возникновения желания заказчиков работать с такими подрядчиками.
Очень важно при работе в рамках исполнения государственных и муниципальных контрактов тесное взаимодействие исполнителей и заказчиков. Они должны помогать и поддерживать друг друга. Ведь задача общая: качественно и в срок выполнить работу, подрядчику — заработать или подтвердить хорошую деловую репутацию.
В современных контрактах настолько плотно переплелись функции исполнителя работ и заказчика, что трудно провести эту границу в вопросах, например, подготовки исходно-разрешительной документации. Заказчики, как правило, не успевают завершать , а зачастую даже начать формирование исходных документов (чаще всего документацию по планировке территории и, соответственно, оформить земельный участок под объект строительства). Поэтому они включают данные работы в задания на проектирование. Вот тут то и начинается необходимость плотной совместной работы.

Ну а что мы имеем на деле? То, с чего я начал настоящую статью. Уже в самом начале работы, заказчик и подрядчик начинают не взаимодействовать, а конфликтовать, обвинять друг друга в нарушениях условий контракта. Заказчики, видимо, неизбалованные ещё при Украине, обилием нормальных подрядных организаций, изначально настроены не совместно работать, а обвинять и конфликтовать.
Таким образом, заказчики превращаются, если не из союзников, то из деловых партнёров исполнителей работ, в противников. Такой антагонизм в отношениях «бюджетные заказчики — исполнители работ», неосознанно навязываемый со стороны контрольно-надзорных органов, негативно сказывается на деловых партнерских отношениях, доверительных взаимоотношениях сторон контрактов. Вместо эффективной совместной работы происходит конфронтация. Как результат — потеря и времени, и сил, и средств, как исполнителей работ, так и заказчиков.
В итоге страдает дело.

Принимая решение об участии в ряде конкурсных торгов на выполнение проектно-изыскательских работ в Республике Крым и в городе Севастополе, руководство ООО «НПЦ Берегозащита» не предполагало, что на стадии завершения и сдачи работ возникнут такие напряжённые отношения с заказчиками. Практически все Севастопольские и Крымские объекты, проектно-сметная документация по которым разработаны НПЦ «Берегозащита», стали полем судебных споров.
В конечном итоге, пришлось обмениваться взаимными претензиями, встречными судебными исками, участвовать в бесчисленных судебных заседаниях. Причем содержание некоторых претензий и исков, подготовленных заказчиками, до того абсурдны, что диву даёшься, как такое в голову могло прийти. К примеру, МКУ «Сакиинвестпроект» — наш заказчик по проектированию пешеходной набережной в г. Саки — уже в разгаре выполнения проектных работ начал активную претензионную работу, выставляя одну претензию за другой. Вся деятельность заказчика подчинена лишь одной цели: максимально обвинить исполнителя работ, максимально подвергнуть их санкциям. Что характерно, у заказчика полное отсутствие желания и воли отстаивать свои интересы и интересы исполнителей работ перед контрольно-надзорными органами. Все это идёт от неуверенности заказчиков в себе. Им легче и безопаснее обвинить исполнителя, чем стать на его сторону.
Я уже писал о том, что, идя на поводу проверяющих органов, МКУ «Сакиинвестпроект» из-за полугодовой просрочки получения положительного заключения ФАУ «Главгосэкспертиза России» (причем по вине заказчика же), выдвинул претензию на сумму 52 млн рублей. И это при том, что исполнитель переплатил за проведение государственных экспертиз около, 3 млн рублей, причем частично за счёт личных сбережений работников предприятия. ( К слову, также было и на пяти Севастопольских объектах НПЦ «Берегозащита»). Более того, МКУ «Сакиинвестпроект» недоплатил НПЦ «Берегозащита» около 8 млн рублей за полностью выполненные сданные работы. И в настоящее время в ходе судебного разбирательства, заказчик, являясь в суде ответчиком, всячески юридически изворачиваясь, пытается вводить в заблуждение суд и одновременно спасти свое «лицо».
Могу с уверенностью утверждать, что работать Сакским и с упомянутым Ялтинским, заказчиками, НПЦ «Берегозащита» уже не станет. Причина одна: отсутствие у заказчиков таких понятий как порядочность, совесть и честь.

НПЦ «Берегозащита», несмотря на такие странные отношения с заказчиком, ведёт авторский надзор за строительством своего объекта проектирования в городе Саки.

Э.Х. Кушу

16
Апр

Расчистка русел рек! Как? Кто? Когда?

1. Виды расчисток русел рек

Что означает расчистка русел рек? Каковы цели расчистки? Как нужно расчищать русла рек? Чья этот обязанность? Когда нужно расчищать русла, в каком объеме и с какой периодичностью? Вот вопросы, ответов на которые не знают многие должностные лица органов власти, государственные и муниципальные заказчики, проектные организации, производители работ, контрольно-надзорные органы. Итак, начинаем разбираться.

Разбираться приходиться, поскольку:

А) Нет закона прямого действия, который бы регламентировал, хотя бы рамочно, мероприятия по защите от наводнений. За неимением такого закона обратимся к наиболее близкому к проблеме федеральному закону — Водному кодексу РФ от 03.06.2006 г. N 74 — ФЗ (далее — ВК РФ)

Б) Нет конкретных строительных норм, которые бы регламентировали разработку проектной документации по противопаводковому регулированию русел рек, в частности путём их расчистки.

Неоднократно я упоминал о территориальных строительных нормах Краснодарского края (ТСН КК) по противопаводковому регулированию русел рек Черноморского побережья Краснодарского края, которые ГУСНПП «Краснодарберегозащита» совместно с ГГИ начинал разрабатывать в 2003 г.. Работа так и не была завершена, несмотря на актуальность по сей день).

Ст. 67 ВК РФ выделяет 2 типа зон водных объектов (т.к. в настоящей статье речь идёт только о реках, то далее вместо «водный объект» буду применять термин «река»): зона экологического бедствия (далее — ЗЭБ) и зона негативного воздействия вод (далее — ЗНВВ). Зона экологического бедствия образуется вследствие загрязнения, засорения, заиления рек. Зона негативного воздействия воды — зона, в которой проявляется различные виды негативного воздействия вод (далее — НВВ): затопление, подтопление, размыв берегов.
В обеих зонах, в ЗЭБ и в ЗНВВ, одним из методов ликвидации последствий бедствий является расчистка русел рек. Методы одинаковые, а цели совершенно разные.

Итак, существует 2 основных вида расчистки русел:
1. Водоохранная расчистка русел рек
2. Противопаводковая расчистка русел рек.

1. Водоохранная расчистка русел рек

Она выполняется, как правило, в ЗЭБ. Цель такой расчистки русел рек — защита реки от засорения, загрязнения и заиления, т.е. охрана водного объекта.
Водоохранную расчистку русел рек ещё называют экологической реабилитацией водного объекта. Такой вид расчистки отвечает целям водного законодательства.

Водоохранная расчистка не ставит задачи расчета и обеспечения пропускной способности русла реки. Она ограничивается удалением из русел рек остатков древесно-кустарниковой растительности, карчей, иных предметов, загрязняющих или засоряющих реку. Основанием для такой расчистка может служить визуальная оценка ситуации. Данный вид расчистки русел рек может производится без предварительных инженерных изысканий, в частности, инженерно-геодезических изысканий, без гидрологических расчетов, без расчета пропускной способности русла. При водоохранной расчистке не возводятся какие-либо защитные сооружения.

Если загрязненным является донный грунт, или донные иловые отложения мешают проточности реки, то донный грунт может быть удален из русла. При этом пропускная способность русла может вообще не подвергаться оценке, а если и оценивается, то только как попутная задача.
Безусловно, водоохранная расчистка русел рек отчасти решает попутно и противопаводковую задачу. Особенно когда из русел удаляют скопившиеся заторы, например, у мостовых переходов. Это даёт неоправданные основания для подмены противопаводковой расчистки русел рек водоохранной расчисткой.

2. Противопаводковая расчистка русел рек

Новой редакцией статьи 67.1 ВК РФ существенно расширено понятие негативного воздействие вод и противопаводковых мероприятий. Отмечено, что предотвращение НВВ и ликвидация его последствий включает противопаводковые мероприятия, а именно (пп. 3, п. 2, ст. 67.1): «увеличение пропускной способности русел рек, их дноуглубление и спрямление, расчистка водоемов, уполаживание берегов водных объектов, их биогенное закрепление, укрепление берегов песчано-гравийной и каменной наброской».

Что такое противопаводковая расчистка русел рек? Она кардинально отличается от водоохранной.

Во-первых, цель противопаводковой расчистки русел рек — это предотвращение и ликвидация последствий НВВ при паводках (затопление и подтопление территорий, размыв берегов — это и есть поражающие факторы наводнения, если говорить языком МЧС).

Во-вторых, необходим проект расчистки русла реки.
Разработка проекта необходима, чтобы обосновать расчётом сечение, сформировать русло реки с заданной пропускной способностью, задать продольный и поперечные профили русла реки. Основная цель документации — повышение пропускной способности русла, разработка донного грунта (руслового материала). О том, каким образом может использоваться русловой материал, речь пойдет ниже, в последующих главах.

В-третьих, именно данный вид расчистки, а не водоохранная расчистка, должен выполняться при ликвидации последствий наводнений и его поражающих факторов.

В-четвёртых, противопаводковая расчистка русла в разы дороже водоохранной, т.к. предполагает значительно большие объёмы работ по формированию расчетного сечения русла реки.

В условиях объявленной ЧС вместо полноценного проекта допускается разработка технических решений, включающий минимально необходимый объем проектно-изыскательских работ: инженерно-геодезические изыскания и гидрографические работы, гидрологические расчеты, расчет пропускной способности русла, расчет и обоснование отметок дна, гребней дамб обвалования, комплект рабочих чертежей, пояснительная записка с описанием видов работ, краткой организации строительства, ведомости объемов работ и сметной документации.

Помимо рассмотренных 2-х основных вида расчистки русел рек следует выделить ещё один вид – расчистку русел рек от завалов и заторов.

3. Расчистка русел рек от завалов и заторов

Целесообразно выделить данный вид расчистки русел рек по следующим причинам:

— данной расчистке свойственны признаки и водоохранной, и противопаводковой расчистки русел.
Завал — скопление различных предметов, главным образом стволов деревьев и карчей, в русле реки. Помимо древесного завала, бывает грунтовый вследствие схода оползней и обвалов в русло реки.
Затор — скопление льда в русле реки, сужающих его живое сечение;

— Приказом Минприроды России от 29.01.2019 N 54 регламентировано, что «проведение мероприятий, направленных на расчистку русел рек от заторов и завалов, допускается на основании акта обследования состояния водного объекта, ведомости объема предполагаемых работ и сметно-финансовых расчетов проведения работ», то есть без разработки проектной документации и каких-либо технических решений.
Удаление затора и завала является в первую очередь противопаводковым мероприятием. Однако ликвидация, к примеру, завала нисколько не решает в целом проблему противопаводковой защиты, если причина наводнения в другом: в низкой пропускной способности русла реки, а не только в месте завала.

Как правило, завал в русле реки образуется в процессе паводка и усугубляет наводнение. Не следует переоценивать удаление завалов, поскольку это лишь одно из мероприятий по увеличению пропускной способности русла. Удаление завала не предполагает разработку руслового материала. Следовательно, если причиной наводнения является в целом низкая пропускная способность русла из-за переполненности его наносами, то удаления завалов недостаточно для предотвращения наводнений. Расчистка от завала является достаточной для ликвидации причин проявления поражающих факторов наводнения только лишь при условии, что в целом русло обеспечивает пропуск паводковых расходов воды.

Таким образом, лишь противопаводковая расчистка русел рек, является необходимой и достаточной для исключения негативного воздействия вод и причин проявления поражающих факторов, сопровождающих наводнения.

2. Кто и в каком порядке должен осуществлять расчистку русел рек вне режима ЧС?

Статья 67.1 ВК РФ определяет, что собственник водного объекта обязан осуществлять меры по предотвращению негативного воздействия вод и ликвидации его последствий. Эти меры осуществляются исполнительными органами государственной власти или органами местного самоуправления в пределах переданных им полномочий.

В соответствии со статьёй 8 ВК РФ все водные объекты, в т.ч. реки, находятся в федеральной собственности.

В соответствии со статьёй 26 ВК РФ водоохранные мероприятия, а также предотвращение НВВ и ликвидация его последствий в отношении рек, полностью расположенных на территории субъектов РФ, находится в полномочиях субъектов.

Средства на осуществление данных полномочий предоставляются в виде субвенций из федерального бюджета.

Приказом Минприроды РФ от 31.08.2010 г. N 337 утверждены «Методические указания по осуществлению органами государственной власти субъектов РФ переданного полномочия РФ по осуществлению мер по предотвращению негативного воздействия вод и ликвидации её последствий в отношении водных объектов, находящиеся федеральной собственности, полностью расположенных на территориях субъектов Российской Федерации».
Эти меры включают в себя (п. 16):

увеличение пропускной способности русел рек, их расчистку, спрямление и дноуглубление, а также расчистку водоемов и водотоков; уполаживание берегов; биогенное закрепление берегов; укрепление берегов песчано-гравийной и каменной наброской на наиболее проблемных участках.

Указанные мероприятия должны осуществляться в соответствии с утвержденной в установленном порядке проектно-сметной документацией.
Исключением является расчистка русел рек от заторов и завалов, как было указано выше.

Проектная документация по своему составу и содержанию должна соответствовать Положению о составе разделов проектной документации и требованиях к их содержанию, утвержденному постановлением Правительства РФ от 16.02.2008 N 87.

Извлеченные донные материалы и грунты могут временно до завершения работ располагаться за пределами прибрежных защитных полос водного объекта в границах земельных участков, выделенных для этих целей при согласовании проекта (п. 23).

Статья 67.1 ВК РФ устанавливает, что «инженерная защита территорий и объектов от негативного воздействия вод, в том числе строительство берегоукрепительных сооружений, дамб и других сооружений, предназначенных для защиты территорий и объектов от затопления, подтопления, разрушения берегов водных объектов, заболачивания и другого негативного воздействия вод (сооружения инженерной защиты), осуществляется в соответствии с законодательством РФ о градостроительной деятельности». Т.е. проектная документация по своему составу и содержанию должна соответствовать Положению о составе разделов проектной документации и требованиях к их содержанию, утвержденному постановлением Правительства РФ от 16.02.2008 N 87.

Таким образом, в обычных условиях (вне режима ЧС) как противопаводковые мероприятия, так и возведение сооружений инженерной защиты должно осуществляться в соответствии с законодательством РФ о градостроительной деятельности. Проектную документацию необходимо разрабатывать в соответствии с постановлением Правительства РФ от 16.02.2008 N 87. Соответственно, на документацию необходимо получение положительного заключения экспертизы согласно требованиям Градостроительного кодекса РФ от 29.12.2004 № 190 – ФЗ (ред. 25.12.2018г.).

В первую очередь при этом необходимо руководствоваться СП 104.13330.2016 «Инженерная защита территорий от затопления и подтопления. Актуализированная редакция СНиП 2.06.15-85». В соответствии с пп 4.9 и 4.10 данного СП основным средством инженерной защиты территорий является обвалование, искусственное повышение поверхности территории, руслорегулирующие сооружения и сооружения по регулированию и отводу поверхностного стока.

Вспомогательным средством инженерной защиты территорий от затопления является повышение водоотводящей и дренирующей роли гидрографической сети путем расчистки русел и стариц.

В соответствии с пп 6.1.1.5 СП 104.13330.2016 противопаводковые плотины, дамбы обвалования населенных пунктов надлежит проектировать в соответствии с требованиями СП 58.13330.2012. «Гидротехнические сооружения. Основные положения».

Согласно п. 8.30 данного СП при проектировании временных гидротехнических сооружений расчетные максимальные расходы воды следует принимать исходя из ежегодной вероятности превышения (обеспеченности), устанавливаемой в зависимости от класса и срока эксплуатации сооружений для основного расчетного случая.

При этом для временных гидротехнических сооружений IV (самого низкого) класса и при минимально возможном сроке эксплуатации, равном 10 лет, ежегодную расчетную вероятность превышения расчетных максимальных расходов воды следует принимать 10 %.

3. Содержание и объём работ по расчистке русел рек и инженерной защите территорий при режиме ЧС

Согласно статье 1 Федерального закона от 21.12.94 г. N 68-ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» (далее — ФЗ о ЧС) «ликвидация чрезвычайных ситуаций — это аварийно-спасательные и другие неотложные работы, проводимые при возникновении чрезвычайных ситуаций и направленные на спасение жизни и сохранение здоровья людей, снижение размеров ущерба окружающей среде и материальных потерь, а также на локализацию зон чрезвычайных ситуаций, прекращение действия характерных для них опасных факторов».

Статья 7 определяет, что «объем и содержание мероприятий по защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций, определяются исходя из принципа необходимой достаточности».

Статья 11 определяет полномочия органов различных уровней власти в области защиты населения и территорий от ЧС.
Органы местного самоуправления самостоятельно, помимо всего прочего:
— осуществляют финансирование мероприятий в области защиты населения и территорий от ЧС;
— создают резервы финансовых и материальных ресурсов для ликвидации чрезвычайных ситуаций;
— организуют и проводят аварийно-спасательные и другие неотложные работы,

С целью конкретизации положений Федерального закона № 68-ФЗ МЧС России разработаны и утверждены 18.02.2016 г. «Методическим рекомендациям по действиям управления и сил функциональной и территориальной подсистем РСЧС, привлекаемых к тушению лесных, степных и торфяных пожаров и реагированию на ЧС в паводкоопасном периоде».

В разделе 2.2 приведены виды наводнений, их характеристики и поражающие факторы. Речные наносы, переносимые водой и откладывающиеся на местности при отступлении воды, признаны как дополнительный, наносящий ущерб агент (поражающий фактор).

В качестве превентивных мер по предупреждению наводнений и смягчению возможных последствий регламентированы инженерно-технические мероприятия: устройство дамб обвалования; искусственное повышение поверхности территории; спрямление и углубление русел, их расчистка, подсыпка территорий, проведение берегоукрепительных и дноуглубительных работ.

Кроме мероприятий, соответствующих типовым способам, отмечен ряд других мер, направленных на снижение потерь и ущерба от наводнений. В том числе оперативное возведение простейших защитных сооружений (дамб).

Для уменьшения последствий затоплений рекомендуется ряд мероприятий, с том числе устройство ограждающих дамб.

Пунктом 4.3 предусмотрено, что в период весеннего половодья и паводков на реках КЧС и ОПБ должны предусмотреть выполнение ряда мероприятий, в том числе местоположение и размеры сооружаемых дамб, запруд, обвалований, креплений откосов берегов и др.

Другим документом — «Методическими рекомендациями органам местного самоуправления по реализации Федерального закона от 06.10.2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах местного самоуправления в Рссийской Федерации» в разделе 4 указано, что оперативные меры по ликвидации последствий наводнений не решают в целом проблему защиты от наводнений. Поэтому их должны осуществлять в комплексе с инженерно-техническими мерами. Это — обвалование и дноуглубление.

В данных методических рекомендациях указано, что для ликвидации чрезвычайных ситуаций, связанных с паводковыми явлениями, создается резерв финансовых и материальных ресурсов субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления и объектов.

Статьей 67, п.5 ВК РФ предусмотрено, что донный грунт может использоваться для предотвращения НВВ при возникновении ЧС и ликвидации последствий таких ситуаций в порядке, установленном Правительством РФ.

Постановлением Правительства РФ от 06.05.2016 г. № 440 использование донного грунта, извлеченного при проведении дноуглубительных, гидротехнических работ, для предотвращения НВВ при возникновении ЧС и ликвидации последствий таких ситуаций осуществляется в порядке, установленном постановлением Правительства РФ от 10 ноября 1996 г. N 1340 «О Порядке создания и использования резервов материальных ресурсов для ликвидации чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера».

В свою очередь данным постановлением Правительства РФ от 10 ноября 1996 г. N 1340 установлено, что резервы материальных ресурсов для ликвидации чрезвычайных ситуаций используются при проведении аварийно — спасательных и других неотложных работ по устранению непосредственной опасности для жизни и здоровья людей.

Таким образом, донный грунт или русловые строительные материалы, образующиеся при противопаводковой расчистке русел рек, могут быть использованы для оперативного возведения защитных сооружений в виде дамб обвалования (в качестве временных гидротехнических сооружений) при проведении аварийно-спасательных и других неотложных мероприятий.

Кроме того, данные дамбы и отвалы русловых материалов могут рассматриваться в качестве резервов материальных ресурсов (строительных материалов) для предотвращения последующих наводнений.

При этом возникает вопрос: каким должно быть живое сечение русла и, соответственно отметки гребня дамб обвалования, чтобы соблюсти принцип необходимой достаточности в соответствии с упомянутой статьёй 7 ФЗ о ЧС? С нашей точки зрения, с точки зрения работников ООО «НПЦ «Берегзащита», минимально необходимое эксплуатационное сечение русел рек, которое подлежит поддерживать до проектирования и строительства капитальных гидротехнических сооружений, должно пропускать расходы воды при паводках обеспченностью 10 % (повторяемостью 1 раз в 10 лет).

Если такое сечение русла невозможно обеспечить только его расчисткой, то в режиме ЧС необходимо осуществлять обвалование, причем параметры дамб обвалования, должны соответствовать параметрам временных гидротехнических сооружений IV класса со сроком эксплуатации до 10 лет в соответствии с СП 58.13330.2012 «Гидротехнические сооружения. Основные положения».

Дамбы, возводимые только из русловых материалов, являются весьма недолговечными, если их напорная откосная часть не защищена крупным камнем, устойчивым на откосе. И поскольку условия финансирования аварийно-спасательных мероприятий, исключают закупку строительных материалов, это необходимо делать заблаговременно в рамках создания резервов материальных ресурсов для ликвидации ЧС. Складировать крупный камень наиболее целесообразно на откосах дамб обвалования. При этом по верху дамб должен быть организован проезд грузового автотранспорта для возможности ремонта дамб, а также для доступности резервов материалов.

4. Общие выводы и предложения

  1. В целях ликвидации поражающих факторов при наводнении и причин их возникновения необходимо осуществлять противопаводковую расчистку русел рек.
  2. Мероприятий по расчистке русел от завалов и заторов недостаточно, если причиной наводнения послужила недостаточнвая пропускная способность русла в целом.
  3. Субъектам РФ предоставлено достаточно полномочий и возможностей для предупреждения наводнений, а также для ликвидации их последствий на реках, полностью расположенных в пределах территорий данных субъектов РФ.
  4. Для противопаводковой расчистки русел требуется разработать проектную документацию, а в условиях ЧС — упрощенную проектную документацию в виде технических решений.
  5. Наиболее рациональным является комбинированное применение противопаводковой расчистки русел рек совместно с обвалованием с применением разрабатываемого при расчистке русел донного грунта (руслового материала).
  6. При ликвидации последствий наводнений в условиях ЧС целесообразно устраиваемые дамбы обвалования и отвалы грунта (вне пределах прибрежной защитной полосы) или части их рассматривать в качестве резерва материальных ресурсов. Является разумным, при этом создать резервы крупного камня и разместить их на откосе дамб обвалования в количестве большем, чем это необходимо для защиты дамбы обвалования от размыва.
  7. Наиболее рациональное значение минимально необходимой и достаточной обеспеченности расхода воды при паводке, который должно пропускать русло, составляет 10% (паводок повторяемостью 1 раз в 10 лет).
  8. Для поддержания русел рек в состоянии с достаточной пропускной способностью, т. е. в постоянной готовности русла к пропуску расходов воды заданной обеспеченности, целесообразно создание соответствующих служб мониторинга и эксплуатации русел рек.
  9. Необходимо вернуться к разработке Территориальных строительных норм (ТСН) Краснодарского края по противопаводковому регулированию русел рек Черноморского побережья Краснодарского края. Это позволит в рамках существующего законодательства заблаговременно гораздо более эффективно предупреждать наводнения и ликвидировать их последствия с меньшими затратами, чем сейчас.
  10. Необходимо рассмотреть возможность разработки проекта Берегового кодекса РФ, как максимум. А как минимум, или проекта Федерального закона о берегах, или проекта Федерального закона о защите от негативного воздействия вод.

С принятием подобного Федерального закона будет, безусловно, наведён порядок в рассматриваемой сфере и тогда не придется искать лазейки в действующем законодательстве, чтобы предпринять действенные и полезные меры по предупреждению наводнений и успешной ликвидации их последствий!

Генеральный директор
ООО «НПЦ «Берегозащита», к. т. н. Э.Х. Кушу