fbpx
Skip to content

Posts from the ‘Градостроительство’ Category

19
Июн

Крымский опыт НПЦ «Берегозащита» работы с заказчиками !

Эпиграфом настоящей публикации может служить такая фраза: «С такими заказчиками, как в Крыму, мы ещё не сталкивались!»


Учитывая наш значительный опыт проектирования в г. Севастополе и в Республике Крым (всего 7 объектов), а также не менее значительный опыт споров с заказчиками и судебных с ними разборок, хочется выразить общее впечатление об этом в целом.

Хочу коснуться вопроса, который обычно подрядные организации избегают, а именно дать свою оценку работы заказчиков по таким критериям, как профессионализм и деловая репутация. Пускай она будет, может быть, субъективна, но зато честная.

1. О профессионализме служб заказчиков.
Изначально службы заказчиков профессионально были слабо подготовленными. Особенно это характерно МКУ «Управление капитального строительства г. Ялты». Например, работники служб заказчиков представления не имели, что такое государственная экологическая экспертиза и сопутствующие мероприятия. В целом они не способны думать хотя бы на шаг вперёд.
Следующий недостаток — большая текучка руководящих кадров. Особенно выделяется в этом ГКУ «Капитальное строительство», г. Севастополь. В последующем Севастопольскую службу заказчика возглавила питерская команда. Это позитивно сказалось на результатах и итогах работы. Стабильным был и является кадровый состав МКУ «Сакиинвестпроект». Но у этого заказчика другие «особенности», подробным образом приведённые ниже.

2. О деловой репутации служб заказчиков.
Это крайне редко используемый критерий для оценки работы заказчика. Причина: обычно нашим отечественным бюджетным заказчикам все равно какая у них репутация. Но все же коллегам, бизнес-сообществу в сфере проектирования и строительства будет интересно…. Итак!
В целом службы заказчиков, в особенности Сакская и Ялтинская, — настолько «пращуры» в деловой этике, что пожалуй никто из их руководства не знает и понимает, что это такое и зачем это вообще нужно. Данные службы заказчика, на фоне технической некомпетентности, приложили и продолжают прикладывать максимум усилий, чтобы нормальные подрядчики обходили из десятой дорогой.
Размышления на тему, почему они так себя противопоставляют исполнителям работ, привели к следующему выводу.
Как это ни странно, но, на мой взгляд, в настоящее время главной причиной отсутствия у наших заказчиков признаков деловой этики в отношениях с исполнителями являются последствия борьбы с коррупцией или антикоррупционная деятельность государственных органов. Данная, сложившаяся в течение последних лет практика взаимоотношений между бюджетными заказчиками подрядными организациями, вызваны следующим. Это — опасения, нежелание или страх заказчиков быть заподозренными в коррупционных связях с исполнителями работ, если вдруг они проявят по отношению к последним какую какую-либо лояльность или слабину. Поэтому они исполняют все указания и рекомендации правоохранительных органов по итогам проверок расходования бюджетных средств. Или там, где по условиям контрактов заказчик имеет право применять санкции, это право заказчик воспринимает как обязанность.

В пылу этой малоэффективной борьбы государства с коррупцией, мы все, участники процесса реализации государственных программ по проектированию и строительству, пока больше теряем. А теряем вот что! И это немаловажно. Это — возможность установления добропорядочных деловых отношений между государственными и муниципальными заказчиками, с одной стороны, и исполнителями работ, с другой. Если, конечно, это добросовестные исполнители и некоррумпированные заказчики.

Часто добросовестность и профессионализм подрядчиков не являются достаточным основанием для возникновения желания заказчиков работать с такими подрядчиками.
Очень важно при работе в рамках исполнения государственных и муниципальных контрактов тесное взаимодействие исполнителей и заказчиков. Они должны помогать и поддерживать друг друга. Ведь задача общая: качественно и в срок выполнить работу, подрядчику — заработать или подтвердить хорошую деловую репутацию.
В современных контрактах настолько плотно переплелись функции исполнителя работ и заказчика, что трудно провести эту границу в вопросах, например, подготовки исходно-разрешительной документации. Заказчики, как правило, не успевают завершать , а зачастую даже начать формирование исходных документов (чаще всего документацию по планировке территории и, соответственно, оформить земельный участок под объект строительства). Поэтому они включают данные работы в задания на проектирование. Вот тут то и начинается необходимость плотной совместной работы.

Ну а что мы имеем на деле? То, с чего я начал настоящую статью. Уже в самом начале работы, заказчик и подрядчик начинают не взаимодействовать, а конфликтовать, обвинять друг друга в нарушениях условий контракта. Заказчики, видимо, неизбалованные ещё при Украине, обилием нормальных подрядных организаций, изначально настроены не совместно работать, а обвинять и конфликтовать.
Таким образом, заказчики превращаются, если не из союзников, то из деловых партнёров исполнителей работ, в противников. Такой антагонизм в отношениях «бюджетные заказчики — исполнители работ», неосознанно навязываемый со стороны контрольно-надзорных органов, негативно сказывается на деловых партнерских отношениях, доверительных взаимоотношениях сторон контрактов. Вместо эффективной совместной работы происходит конфронтация. Как результат — потеря и времени, и сил, и средств, как исполнителей работ, так и заказчиков.
В итоге страдает дело.

Принимая решение об участии в ряде конкурсных торгов на выполнение проектно-изыскательских работ в Республике Крым и в городе Севастополе, руководство ООО «НПЦ Берегозащита» не предполагало, что на стадии завершения и сдачи работ возникнут такие напряжённые отношения с заказчиками. Практически все Севастопольские и Крымские объекты, проектно-сметная документация по которым разработаны НПЦ «Берегозащита», стали полем судебных споров.
В конечном итоге, пришлось обмениваться взаимными претензиями, встречными судебными исками, участвовать в бесчисленных судебных заседаниях. Причем содержание некоторых претензий и исков, подготовленных заказчиками, до того абсурдны, что диву даёшься, как такое в голову могло прийти. К примеру, МКУ «Сакиинвестпроект» — наш заказчик по проектированию пешеходной набережной в г. Саки — уже в разгаре выполнения проектных работ начал активную претензионную работу, выставляя одну претензию за другой. Вся деятельность заказчика подчинена лишь одной цели: максимально обвинить исполнителя работ, максимально подвергнуть их санкциям. Что характерно, у заказчика полное отсутствие желания и воли отстаивать свои интересы и интересы исполнителей работ перед контрольно-надзорными органами. Все это идёт от неуверенности заказчиков в себе. Им легче и безопаснее обвинить исполнителя, чем стать на его сторону.
Я уже писал о том, что, идя на поводу проверяющих органов, МКУ «Сакиинвестпроект» из-за полугодовой просрочки получения положительного заключения ФАУ «Главгосэкспертиза России» (причем по вине заказчика же), выдвинул претензию на сумму 52 млн рублей. И это при том, что исполнитель переплатил за проведение государственных экспертиз около, 3 млн рублей, причем частично за счёт личных сбережений работников предприятия. ( К слову, также было и на пяти Севастопольских объектах НПЦ «Берегозащита»). Более того, МКУ «Сакиинвестпроект» недоплатил НПЦ «Берегозащита» около 8 млн рублей за полностью выполненные сданные работы. И в настоящее время в ходе судебного разбирательства, заказчик, являясь в суде ответчиком, всячески юридически изворачиваясь, пытается вводить в заблуждение суд и одновременно спасти свое «лицо».
Могу с уверенностью утверждать, что работать Сакским и с упомянутым Ялтинским, заказчиками, НПЦ «Берегозащита» уже не станет. Причина одна: отсутствие у заказчиков таких понятий как порядочность, совесть и честь.

НПЦ «Берегозащита», несмотря на такие странные отношения с заказчиком, ведёт авторский надзор за строительством своего объекта проектирования в городе Саки.

Э.Х. Кушу

5
Фев

О зонах прогнозного разрушения берегов (глава 3)

Зоны проявления негативного воздействия вод

Итак, существуют две независимые друг от друга зоны проявления негативного воздействия вод:

1. Зоны затопления и подтопления (далее — ЗЗП).

2 . Зоны прогнозного разрушения берегов (далее — ЗПРБ).

ЗЗП имеют уже своё правовое признание — постановление Правительства РФ от 18 апреля 2014 года N 360, статья 67.1 Водного кодекса РФ.

ЗПРБ — пока не имеет правового признания. Однако является очевидным, что это признание необходимо. И чем быстрее, тем лучше. Потому что в настоящее время ничто не ограничивает строительства объектов в опасной близости к берегам, если эти берега находятся вне ЗЗП. Это в большей части характерно для морских берегов, а также для высоких береговых обрывов рек.

Можно привести множество примеров, когда объекты капитального строительства, в том числе жилые дома, ранее построенные казалось бы в безопасном месте, через некоторое время оказывались на краю берегового обрыва. И тогда вновь возникает знакомая нам дилемма:  защищать берег или отселять жителей.

Признание ЗПРБ  позволит избежать  угрозы разрушения объектов, размещенных на берегу, подверженном  размыву, даже в определенной перспективе.

Для этого необходимо определиться с общими принципами установления границ ЗПРБ.

Общие принципы определения границ ЗПРБ

Эти принципы, на мой взгляд, следующие:

1. ЗПРБ должны  устанавливаться для размываемых, то есть незащищенных берегов. Берегоукрепления или защитные сооружения исключают защищаемые территории из ЗПРБ. (Но только в том случае, если эти сооружения запроектированы, построены и эксплуатируются нормально).

2. Должны быть выявлены участки берегов, подверженные разрушению (эрозии, абразии). Поэтому необходимо следующее.

Для морей — знать и учитывать динамику береговых процессов в пределах морской береговой зоны, знать и учитывать границы гидролитодинамических систем, расположение зон аккумуляции и размыва, учитывать их изменчивость.

Для рек — знать и учитывать динамику  русловых процессов и учитывать факторы, которые могут на нее повлиять.

3. Ширину ЗПРБ необходимо определять или назначать в зависимости от интенсивности или скорости разрушения или размыва берега (другими словами, скорости отступания берега). Скорость разрушения берега, в свою очередь, зависит от ряда факторов: геологического строения берега, интенсивности и характера гидрологического воздействия и др.

4.  Ширину ЗПРБ  целесообразно привязывать к временному периоду, например, 100 лет. Т.е. ширину ЗПРБ назначать равной ширине полосы разрушения берега в течение 100 лет.

5. И для морей, и для рек важно учитывать твердый сток рек, особенно влекомых наносов. Данный фактор может существенно повлиять на расположение участков размыва и интенсивность размыва берега.

6. Условия градостроительного использования ЗПРБ целесообразно увязать со сроком эксплуатации возводимых сооружений.  Например, определив границу ЗПРБ шириной полосы разрушения берега за 100 лет, позволять возводить в данной зоне строения, срок эксплуатации которых меньше, чем 100 лет. Причем на расстоянии от границы ЗПРБ в сторону берега обратно пропорционально отношению срока эксплуатации строения к 100 годам.

Заключение

Таковы, на мой взгляд, основные принципы определения границ ЗПРБ.   Определить эти границы  не так просто, как это делается, например,  для водоохранных зон и их прибрежных защитных полос.

В этой связи, конечно, зоны проявления негативного воздействия вод (ЗЗП и ЗПРБ), и принципы определения их границ, следует рассматривать отдельно.   В рамках отдельного федерального закона о берегах. Это то, о чем мы говорили 20 лет, говорим сегодня и будем говорить, если ничего не изменится.

Очень надеюсь, что такой закон будет когда-нибудь принят. А пока есть только надежда, что будут приняты поправки в Водный, Земельный и Градостроительный кодексы РФ.

Очень надеюсь, что данная работа поспособствует сбалансированности законов.  Законодательство в сфере обеспечения наших конституционных прав на безопасную среду обитания необходимо привести  в баланс с природоохранным законодательством.
.

31
Янв

О границах природоохранных зон и опасных природных зон (глава 2)

Зоны с особыми условиями использования территорий 

В течение 2017-2018 гг произошла «систематизация» зон с особыми условиями использования территорий. Сначала в 2017 г. Это было раз после принятия поправок в Водный кодекс РФ (статья 67.1), а именно с введением понятия зон затопления и подтопления (ЗЗП). Данные «особые» зоны привели в статье 1, п. 4 «Зоны с особыми условиями использования территорий» в новой редакции Градостроительного кодекса РФ . Затем, уже в 2018 году, внесли существенные изменения и дополнения в Земельный кодекс РФ, касающиеся зонирования территорий. Земельный кодекс дополнили главой XIX «Зоны с особыми условиями использования территорий (статьи 104 — 107)». В статье 105 Земельного кодекса РФ перечислили все эти зоны. Они самые разные: по целям, отраслевой принадлежности, методам определения и установления границ и т.д.. И условия их использования самые разные, и ограничения разные. Их объединяет 4 признака:

1) они уже имели правовую основу, т.е. свои нормативно-правовые акты (далее — НПА), их вводившие, ещё до упомянутых поправок в кодексы.

2) они предполагают введение ограничений в градостроительной и хозяйственной деятельности. Цели самые разные, но суть одна: ввести те или иные ограничения.

3) их свели воедино, а статье 105 Земельного кодекса РФ  и даже пронумеровали.

4) они наносятся на карты.

Природоохранные зоны и опасные природные зоны

Из всех этих зон вычленим лишь 2 группы:

1-я группа: Природоохранные зоны, цель которых охрана природных ресурсов от техногенного и антропогенного воздействия.

Природоохранное законодательство РФ реализует конституционное право граждан на экологически благоприятную окружающую среду. Поэтому оно ввело понятия различных охранных зон.
Это — охранные зоны особо охраняемых природных территорий, водоохранные зоны и их прибрежные защитные полосы, рыбоохранные зоны, округи санитарной (горно-санитарной) охраны лечебно-оздоровительных местностей, курортов, природных лечебных ресурсов, зоны санитарной охраны источников водоснабжения и др.

2-я группа: Опасные природные зоны, в которых могут проявляться опасные природные явления и процессы. Цель данных зон — реализации конституционного права граждан на безопасную среду обитания.  А именно — защита  человека от проявления опасных природных явлений и процессов.

(Сейчас пока оставим в стороне опасные природные явления, выделенные мной в первую категорию (см. главу 1). Это — землетрясения, извержения вулканов, цунами и т. п., а также техногенные и иные неливневые наводнения).

Опасные зоны представлены только зонами затопления и подтопления. И то, они зафиксированы в природоохранном законе, т. е. в Водном кодексе РФ. Таким образом, имеет место явный правовой перекос в сторону природоохранного законодательства.  Оно зачастую необоснованно препятствует реализации конституционных прав граждан на безопасную среду обитания. Но об этом чуть позже и не в этой главе.

Однако, это в любом случае лучше, чем ничего. Несколько лет назад, до принятия Постановления правительства  от 18 апреля 2014 г № 360 именно так и было.  Но…. Всё же.

Зоны проявления негативного воздействия вод

Зоны затопления и подтопления

 Введение понятия ЗЗП и их нанесение на карты — мера половинчатая. Почему?

1. Затопление и подтопление — это лишь одно из проявлений негативного воздействия вод, причем не самое опасное. Пункт 16, статья 1 , глава I Водного кодекса РФ: «негативное воздействие вод — затопление, подтопление, разрушение берегов водных объектов, заболачивание и другое негативное воздействие на определенные территории и объекты».

2. Затопление и особенно подтопление не обязательно сопровождается разрушением берегов. Вода пришла, ввода ушла. Берег при этом может и не пострадать. И наоборот. Так вот это «наоборот» и упущено.
👇👇👇
3. Самое главное. Берег может разрушаться и отступать , независимо от того затапливается он или нет. К примеру, с морскими берегами в зонах их волновой абразии так и происходит. Берега рек тоже могут не затапливаться, если они имеют достаточно высокие вертикальные отметки. Однако разрушаются они бывает не менее интенсивно, чем невысокое и затапливаемые берега.

Можно привести сколько угодно примеров, когда населенные пункты страдают больше не от затопления и подтопления, а от разрушения берегов. Ежегодно берега Азовского моря Краснодарского края, в основном сложенные из легкоразмываемых лессовидных суглинков, отступают в среднем на 3…5 метров, а на локальных участках — до 8 м и более.

При наводнении, произошедшем 24-25 октября 2018 г. на реках Туапсинского, Апшеронского районов, города Сочи в Краснодарском крае, были размыты значительные территории. На некоторых участках берег отступил более, чем на 50 метров. Можно с уверенностью сказать, что населенные пункты пострадали больше от разрушения берегов, чем от факта затопления.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Предлагаемая новая зона — зона прогнозного разрушения берегов

Таким образом, можно предложить назвать эту зону так: зона прогнозного разрушения берегов водных объектов. Уверен, что такие зоны необходимо установить. Она должна получить правовое признание, как одна из зон с особыми условиями использования территорий.
Их уже целесообразно вводить в соответствующие статьи Градостроительного и Земельного кодекса РФ с дополнением, как это обычно делается, что  установление границ данных зон определяется Правительством РФ. А чтобы наше Правительство потом меньше раздумывало по этому поводу и быстрее принимало решение,  попытаемся разобраться сами.

В статье 67.1 Водного кодекса РФ, пункты 1 — 4, говорится в целом о предотвращении негативного воздействия вод, в том числе о разрушении берегов, а в последующих пунктах — лишь о зонах затопления и подтопления, а разрушение берегов, видимо, оставлено на потом.

Итак! Как установить границы таких зон — зон прогнозного разрушения берегов — для различных водных объектов? Что для этого нужно? Рассмотрим далее.

Продолжение следует!

29
Янв

О 42 ст. Конституции РФ и безопасной среде обитания (глава 1)

Конституция РФ, статья 42: «Каждый имеет право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением». Благоприятная окружающая среда — это и безопасная среда обитания.

Опасности, которые могут исходить из среды обитания человека следующие: природные, техногенные, социальные, экологические. Граждане имеют право, но каким образом государство может гарантировать конституционное права на защиту от данных опасностей? Разумеется, принятием и соблюдением соответствующих нормативно-правовых актов ( законов, технических и строительных норм и правил, правил эксплуатации, экологических норм и др.). Рассмотрим какими нормативно-правовыми актами обеспечивается защита от различных опасностей, обеспечивается безопасная и, следовательно, благоприятная окружающая среда.

Возмещение ущерба, согласно данной статье Конституции РФ, предполагается только от экологических опасностей и то, только тогда, когда имеется нарушение экологического права, т.е. предусмотрено право на возмещение ущерба только при экологическом правонарушении…

Оставим за пределами настоящей работы социальные, техногенные и экологические опасности. Они регулируются соответствующим федеральным законодательством. Социальные опасности — в основном Уголовным кодексом РФ, техногенные — Федеральным законом от 21 декабря 1994 г. N 68-ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера», экологические — Федеральным законом от 10 января 2002 г. «Об охране окружающей среды», а также водным, земельным, лесным законодательством, законодательством о лечебных ресурсах и санитарно-эпидемиологическом благополучии и др.

Рассмотрим, как государство может гарантировать безопасность от опасных природных процессов. Имеет смысл дифференцировать сами природные опасности на две категории:

1) природные опасности, которые нельзя предотвратить и они неизбежны, не подвержены управлению. Это — землетрясения, извержения вулканов, цунами, ураганы, смерчи, падение космических тел (астероидов, метеоритов). Как государство должно обеспечивать защиту своих граждан от проявления этих опасных природных процессов? В рамках упомянутого Федерального закона 68-ФЗ. То есть государство не может гарантированно предотвратить эти природные опасности. Но оно может прогнозировать проявление таких природных явлений и предупреждать население. В последующем осуществлять мероприятия по ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций (далее — ЧС), возникших в результате данных природных явлений.

2) природные опасности, которые можно предотвратить или значительно уменьшить риски их проявления. Это — ливневые наводнения, склоновые процессы ( осыпи, обвалы, оползни).

Надо полагать, что, защитив население именно от проявления данных природных процессов, государство может реализовать конституционное право на безопасную среду обитания в отношении только данных природных опасностей. Для этого государство осуществляет действия, чтобы исключить или свести вероятность их проявления к минимуму. А именно: осуществляются мероприятиями по инженерной защите данных территорий (в соответствии с требованиями строительных норм и правил или сводов правил).
Или же данные территории должны быть исключены из среды обитания человека (в соответствии с требованиями нормативных правовых актов, если ими определяются границы этих зон). Тут надо исходить из принципа экономической целесообразности и определить как быстро окупятся сооружения инженерной защиты территории. Насколько оправданы будут эти затраты на исключение или минимизацию рисков проявления природных опасностей.

Далее рассмотрим только наводнения. При этом не рассматриваем наводнения, вызванные техногенными авариями (например, от аварий на напорных ГТС, а также наводнения, вызванные экстремальными природными явлениями: выпадением смерчей, нагонными явлениями и цунами). Предотвратить такие наводнения какими-либо превентивными мерами невозможно, поэтому они также подпадают под действие Федерального закона N 68-ФЗ.

Таким образом, мы рассматриваем наводнения, вызванные только атмосферными осадками (ливнями) или таянием ледников. Именно эти наводнения можно прогнозировать, давать вероятностные оценки . Поэтому такие наводнения можно и нужно предотвращать и не допускать, предпринимая различные превентивные меры: обозначать на картах границы зон затопления и подтопления (далее — ЗЗП) в соответствии с Постановлением правительства N 360 от 18 апреля 2014 г. и ограничивать градостроительную деятельность: разрешается размещение населенных пунктов или любое капитальное строительство только при условии инженерной защиты территорий в соответствии с требованиями статьи 67.1 Водного кодекса РФ.

Действующими в настоящее время строительными нормами или сводами правил рассматриваются именно такие наводнения. При этом вероятность наводнения или их обеспеченность принимается в зависимости от класса защитного сооружения. А класс защитных сооружений, соответственно, назначается в зависимости от характеристик защищаемых территорий, объектов и населенных пунктов.

Так, при проектировании берегозащитных сооружений второго класса принимаются уровни при расходах обеспеченностью 1% (вероятность превышения максимальных расходов воды), т.е. наводнения с вероятностью 1 раз в 100 лет. Кстати, такие же расходы той же вероятностью берутся за основу при определении границ ЗЗП.

Ранее необходимость размещения берегозащитных сооружений конкретно для той или иной территории в каждом конкретном случае определялась на стадии подготовки исходной разрешительной документации. Для этого могли быть запрошены заключения специализированных организаций. С принятием Постановления правительства N 360 от 18 апреля 2014 г. и с вводом в действие статьи 67.1 Водного кодекса РФ границы ЗЗП должны быть обозначены на картах. Если объект капитального строительства попадает в границы ЗЗП, то требуется возведение защитных сооружений.
Таким образом, впервые на законодательном уровне введены ограничения какой-либо градостроительной деятельности в опасных природных зонах и тем самым начинает реализовываться конституционное право граждан на безопасную среду обитания при возможном проявлении опасных природных явлений, в частности от затопления и подтопления.

Как говорилось ранее, негативное воздействие вод не ограничивается только лишь затоплением и подтоплением. Размыв берегов вследствие эрозии или абразии под воздействием течений и (или) волн в отличие от затопления и подтопления вызывает необратимые процессы. Однако зоны перспективного проявления размыва берегов никак не закреплены в правовом отношении. В рамках существующего водного законодательства право на защиту от данного природного явления обеспечить нельзя. Требуется учесть для морей динамику береговых процессов в морской береговой зоне, для рек — русловые процессы.

Ограничение градостроительный деятельности в водоохранных зонах водных объектах и в их прибрежных защитных полосах направлено на обеспечение экологически безопасной среды обитания, поскольку целью этих ограничений является только защита водного объекта от засорения, загрязнения и заиления.

Продолжение следует!

14
Янв

Статья о причинах учащения наводнений в России (опубликована 29.12.2018 г. в инстаграм @eduard_kushu)

При написании настоящей статьи пришлось рассматривать проблему наводнений всесторонне, с точек зрения действующего законодательства, технических норм и экологических требований, структуры управления и т. д.

Основное содержание данной статьи посвящено анализу причин учащения наводнений в России в последние два десятилетия на примере последнего наводнения, произошедшего 24 — 25 октября 2018 года на территории Краснодарском крае.

Затронуты причины правового характера, технические, нормирования, организационо-управленческие. Рассмотрены различные варианты путей решения проблемы. Подробно рассмотрены вопросы по зонам затопления и подтопления, вопросы эксплуатации берегозащитных ГТС.

Файл можно получить по ссылке:

https://yadi.sk/i/dKHwFAf8VkR9xQ