fbpx
Skip to content

Archive for

21
Дек

Большая вода маленького аула

Вочепший — аул, откуда родом мои родители, где живут мои многочисленные родственники, где в уже ставшем далеким детстве я с братом проводил свои летние каникулы у самых близких. И так уж случилось, что проблемы, с решением которых связаны последние более чем 20 лет моей профессиональной деятельности, коснулись и Вочепшия. Это — проблема размыва берегов, поскольку этот аул, как и многие другие аулы Республики Адыгея, оказался в зоне гидрологического влияния Краснодарского водохранилища.

 

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Аул расположен на правом высоком берегу реки Псекупс. Поэтому когда партийные и советские власти и воплощатели их грандиозных планов определялись с участками размещения защитных гидротехнических сооружений при проектировании Краснодарского водохранилища, было принято решение, что защищать селитебные зоны аула нет необходимости: низменные территории на северной окраине аула были затоплены. Жители предварительно отселены. Высокий берег также оставили в первозданном виде, посчитав, что он стабильно устойчив.

В соответствии с Постановлением Совета Министров СССР от 22 октября 1969 года №843 «О мероприятиях по переселению населения, переносу на новые места и сносу строений и сооружений в связи со строительством Краснодарского водохранилища на р. Кубани» (пп. «а», п. 2) «Население, проживающее в зоне затопления, подтопления и берегообрушения (выделено автором) Краснодарского водохранилища, а также на территории, отводимой под строительство объектов, связанных с созданием водохранилища, подлежит в 1969 — 1972 годах обязательному переселению, а строения и сооружения, расположенные в этой зоне и на указанной территории, подлежат сносу или переносу на новые места».

Сознательно ли или неосознанно, но специалисты просчитались, не уделив должного внимания «берегообрушению». Это и понятно: если в отношении зон затопления и подтопления возможны 2 варианта: или переселить жителей с затапливаемой территории, или защитить территорию дамбой и жителей не переселять, из которых выбирали вариант экономически наиболее выгодный, то в отношении «берегообрушения» особо не переживали, и действовали по принципу «и так сойдет», «сколько-то простоит, а там видно будет». В итоге после окончательного заполнения чаши Краснодарского водохранилища в 1975 г. жители аула Вочепший оказались не на берегу небольшой речки Псекупс, а на берегу совершенно иного водного объекта, представляющего собой что-то среднее между водохранилищем и крупной рекой. Уровень воды поднялся на добрый десяток метров, затопив низменные территории поймы. Местным жителям, особенно, жившим вдоль берега, и мне тоже, пришлось привыкать к новым условиям, прежде всего, к новому положению береговой линии или уреза воды.

В те времена, в эпоху социалистического «демократического централизма», никто у народа особо его мнения и не спрашивал. Партия сказала: «Надо!» Это значило: так и будет. Жители тогда воспринимали все это как что-то неизбежное и с некоторым любопытством, пытаясь найти какие-то положительные стороны из сложившейся новой гидрологической ситуации.

Безусловно, Вочепший больше потерял, чем приобрел.

Во-первых, безвозвратно были потеряны все низменные территории в пойме реки Псекупс. До затопления, т.е. до начала 70-х прошлого века, эти территории представляли собой живописнейшие места. Они были местами притяжения всей аульской детворы, местом отдыха, купаний, рыбалки. Одно из них, в его ещё первозданном виде, до затопления водами Краснодарского водохранилища, прочно осело в моей памяти. Это место расположено как раз в районе оконечности улицы Гагарина, где находится наиболее интенсивно размываемый участок берега.

К сожалению, все меньше и меньше остаётся людей, как я, видевших и помнящих эти былые красоты, в том числе места у излучины реки Псекупс, которую тогда ещё называли Хатоху и унат. И даже сегодня, когда уровень воды падает, то обнажаются остатки былой красоты ныне затопленной поймы реки Псекупс.

Но сейчас некоторым местным жителям не до былых красот: они столкнулись с большой проблемой, и я боюсь, что им ещё предстоит предпринять немало усилий и проявить немало терпения, чтобы они могли рассчитывать на помощь государства. Это, собственно, во-вторых, и самое главное: незащищенный берег на ряде участков стал интенсивно размываться. Особенно тревожная ситуация сложилась на участке берега в районе той самой улицы Гагарина. К домовладению, расположенному по адресу Гагарина, 10, береговой обрыв вплотную подошел к хозпостройкам и жилому дому. Часть дома, обращённая в обрыву, претерпевает значительные деформации из-за просадок грунта основания. Это привело к появлению сквозных деформационных трещин в несущих конструкциях, вследствие чего дом стал  непригодным для использования в качестве жилья.  Непригодность для проживания жилого дома по адресу Теучежский район,  аул Вочепший, ул. Гагарина, д. 10 признана инспекцией государственного строительного надзора Республики Адыгея актом обследования технического состояния от 17.11.2017 г.

По моим прикидкам и по мнению местных жителей кромка берегового обрыва на данном участке за все время существования Краснодарского водохранилища, т.е. за 45 лет, сместилась в сторону суши метров на 35…40 м.

Причем сначала процесс шёл очень интенсивно, берег отступал ежегодно со скоростью примерно по 2-3 метра и более. Дело в том, что на данном участке река образует излучину, а правый берег еще до водохранилища являлся прижимным и представлял собой почти вертикальный откос высотой порядка 20 м. В паводки редкой повторяемости воды реки иногда достигали основания обрыва и раз за разом подмывали его. Однако процесс разрушения шел крайне медленно. Обрыв был весьма устойчив и простоял бы в таком виде ещё сотни лет.

Ситуация резко ухудшилась при большой воде, когда уровень воды резко повысился. Процесс размыва обрыва стал перманентным. Со временем темпы разрушения берега несколько замедлились, однако процесс не останавливается и идёт по сей день. Разрушение берега вызывается несколькими причинами:

1. Абразионное воздействие волн, особенно при северных, северо-западных и северо-восточных направлениях ветров на фоне высоких уровней воды.

2. Активизация оползневых процессов вследствие обводнения обрыва и размыва его основания.

3. Перепады уровней водохранилища, доходящие до 6-8 метров, негативно сказываются на устойчивости обрыва. При понижении уровня воды в водохранилище происходит резкое повышение гидростатического давления на обрыв за счёт градиента потока грунтовых вод, особенно в тех местах, где имеются родники. При этом происходит активная суффозия грунта основания и, как следствие, проседание грунтов надпойменной террасы. Как раз это явление, вероятнее всего, в основном и вызывает  деформации грунтов основания домовладения по адресу Гагарина, 10.

4. Попеременное увлажнение берегового откоса, а в зимний период попеременное замораживание и оттаивание, также вызывает разрушение структуры грунтов, превращая их в легкоразмываемые грунтовые массы.

Таким образом, на рассматриваемом участке берега наблюдается целая гамма опасных геологических процессов, вызванных «большой водой», что  привело в значительным деструктивным процессам в грунтах основания жилого дома по адресу Гагарина, 10. Это в свою очередь вызвало значительные деформации и появление деформационных трещин в конструкциях самого дома, сделавшим дом непригодным для проживания, что было официально подтверждено уполномоченным органом — инспекцией госстройнадзора Республики Адыгея.

Еще в 80-е годы, когда берег стал активно разрушаться, были инициированы самые первые комиссионные обследования берега и ближайших в обрыву строений . К сожалению, документы тех лет не сохранились.

В начале 90-х вновь была организована ещё одна рабочая комиссия с участием руководства Краснодарского водохранилища, проектного института «Кубаньгипроводхоз» (сейчас — ОАО «Кубаньводпроект») и местной власти. Документы сохранились и в них рассматривался вопрос о переселении домовладения, расположенного по указанному выше адресу. Однако, дело остановилось и не было завершено: помешали известные события — развал СССР и наступивший общественно-политический кризис, который, судя по всему, до сих пор продолжается.

Последняя попытка обратиться за помощью к государственным органам была предпринята совсем недавно, но снова помешали обстоятельства, теперь уже нынешний психоз, связанный с коронавирусом.

Разумеется, силами местной власти проблему не решить, да и нельзя решать. Потому, что водохранилище, как и все водные объекты, отнесены, согласно ст.8, п. 1 Водного кодекса РФ к федеральной собственности. Согласно ст 67.1, п. 7 Водного кодекса РФ собственник водного объекта обязан осуществлять меры по предотвращению негативного воздействия вод и ликвидации его последствий. Из изложенного выше следует, что защищать территории от негативного воздействия вод — это прямая обязанность собственника водного объекта — Федерального агенства водных ресурсов (Росводресурсы), представителем которого является его территориальный орган в Краснодарском крае и в Республике Адыгея — Кубанское бассейновое водное управление (КБВУ), либо непосредственно дирекция Краснодарского водохранилища.

В данном случае можно опираться на право граждан Российской Федерации на благоприятную окружающую среду, гарантированное  статьей 42  Конституцией Российской Федерации. Благоприятная окружающая среда  означает, что она является в первую очередь и безопасной. 

Попытаемся разобраться, почему же и Конституция гарантирует, и Росводресурсы обязаны, а берега разрушаются, создавая угрозу жизни населения, проживающего вблизи водных объектов, и никому нет дела до этого?  Все дело в том, что без проработанного механизма реализации  права в федеральном законодательстве, в подзаконных актах, в законах субъектов РФ они носят не более чем декларативный характер. Так, ни в Водном кодексе, ни в одном из других законов, ни в одном из нормативных документов нет ничего, касающегося механизма реализации государством своей обязанности по защите населения и территории конкретно от разрушения берегов.

Водный кодекс РФ ограничивает градостроительную деятельность в водоохранной зоне, в ее прибрежной защитной полосе. Это делается только с одной целью — защитить водный объект от загрязнения, засорения, заиления. Это — основная цель водного законодательства. Подробнейшим образом расписан механизм реализации данной цели.

Что касается защиты территории суши от негативного воздействия вод, в том числе затопления и подтопления, а также  разрушения берегов, то тут в действующем законодательстве правовой провал. В Водном кодексе этому посвящена лишь одна статья (ст. 67.1) да и то — половинчатая. 

Половинчатая потому, что, решая проблему защиты от негативного воздействия вод, государство в рамках действующего законодательства, а именно в рамках действующей статьи 67.1, пытается решать лишь одну из проблем — проблему затопления и подтопления, введя, соответственно, понятия зон затопления и подтопления, запрещая в них вести новое капстроительство без инженерной защиты территорий и т.д. Другими словами, по зонам затопления и подтопления механизм создается, и он скоро заработает. Плохо или  хорошо, но заработает. А о разрушении берегов или как обозвали в упомянутом выше  Постановлении Совета Министров СССР 1969 года, о «берегообрушении», снова забыли. Поэтому не проработаны вопросы прогнозирования разрушения незатапливаемых, т.е. высоких берегов, ведения их мониторинга в целях заблаговременного предупреждения опасных геологических процессов (размывы: абразия или эрозия, оползни,  обвалы, суффозия). Попросту  говоря, в настоящее время никто не следит в нашей стране за состоянием берегов водных объектов.  

Проблема разрушения берегов — это отдельная проблема.  Ведь берег может и не затапливаться, если он достаточно высокий, но при этом активно разрушаться, как это и происходит, например,  в Вочепшие. Разрушение берегов — явление гораздо более опасное, чем затопление или подтопление, т.к. этот процесс является необратимым.

В рамках действующего Водного кодекса РФ данную проблему не решить, т.к. у него иные цели. Об этом я писал в ряде предыдущих статей, в том числе и в научно-технической периодике. Вывод один: нужен новый закон — закон о берегах. https://bereg.blog/2020/07/04/negativnoe-vozdejstvie-vod-i-vodnogo-kodeksa-rf/.

А пока такового нет и неизвестно, когда он, наконец, появится, имеем то, то имеем. Берег разрушается, и теперь осталось обратить на это внимание собственника водного объекта и доказать, что нужно что-то предпринимать, потому что на кону стоит безопасность жителей и сохранность их имущества. И придется доказывать…Всё потому, что никому из государственных органов нет никакого дела до проблем местных жителей аула Вочепший, чьи дома вот-вот разрушатся по вине того же государства. А нет дела, потому что нет закона, который бы заставил госорганы следить за состоянием берегов, стабильность которых была нарушена действиями того же государства.

Если бы  построили в свое время берегозащитные сооружения,  они попали бы  под действие Федерального закона о безопасности гидротехнических сооружений (ГТС). Закон требует от эксплуатирующей организации декларировать их безопасность и наблюдать за их состоянием. К таким ГТС относится дамба обвалования на левом берегу реки вдоль аула Пчегатлукай. Она находится на балансе Краснодарского водохранилища, поэтому следит за ее состоянием и декларирует ее безопасность и несет за нее ответственность. Кто должен следить за состоянием вочепшийских берегов в целях обеспечения безопасности жителей аула Вочепший, и кто должен нести ответственность за отсутствие таковой, пока не ясно.

Я очень надеюсь, что данный вопрос станет предметом для обсуждения в Правительстве Республики Адыгея. Проблема стоит того, чтобы ею озаботились для начала хотя бы отраслевые министерства и подняли вопрос перед федеральными органами исполнительной власти.

Было бы полезно, если бы к решению пробелов действующего законодательства подключились бы  депутаты Государственной думы от Республики Адыгея. Логично от них ждать содействия и в решении конкретной проблемы, описанной в настоящей статье, поскольку она является результатом несовершенства федерального законодательства, за качество которого несут ответственность прежде всего законодатели.  Потенциальные же избиратели вправе у них спросить, что они сделали для решения тех проблем, которые описаны в настоящей статье доступно и достаточно  подробно.                           

Если же вопрос может быть решен по линии МЧС, то НПЦ «Берегозащита» готово разработать проект в виде технических решений аварийных мероприятий по стабилизации берега на участке ул. Гагарина, 10 безвозмездно.

Зам. генерального директора

НПЦ «Берегозащита», канд. техн. наук Э.Х. Кушу