fbpx

Негативное воздействие вод и Водного кодекса РФ

Когда приходится читать и перечитывать Федеральные законы, которым уже стукнуло …дцать и более лет, то из-за обилия всевозможных поправок, внесенных за эти годы, голова идет кругом. Они приводятся в преамбуле закона и часто их перечисление занимает больше страницы. Когда количество поправок достигает некой «критической массы» срабатывает 2-й закон философии: переход количества в качество. Правда, не всегда это означает улучшение качества.

К таким законам относится Водный кодекс Российской Федерации. Прежняя редакция Водного кодекса – это Водный кодекс РФ от 16.11.1995 № 167 – ФЗ (далее – ВК РФ 1995 года). Он был разработан в начале 90-х годов 20-го века. Уже этот факт должен насторожить, поскольку в этот период наша страна переживала ряд потрясений. Тогда Правительство России возглавляли реформаторы: Чубайс А.Б., Гайдар Е.Т., Авен П.О., Козырев А..В, Памфилова Э.А. Это было время экономических реформ в виде либерализации цен, приватизации госимущества и, как следствие, социальных потрясений, в т.ч. тотальной безработицы. Это было время подобострастных выпрашиваний у Запада кредитов, уговаривания о вступлении России в ВТО т.п.. Это было время максимального влияния США и Западной Европы на политику (и внутреннюю, и внешнюю) нашей страны. Это отразилось и на основополагающих федеральных законах, в том числе и на Водном кодексе РФ.

Если говорить о ВК РФ 1995 года, то в статье 3 данного закона были сформулированы цели водного законодательства.

Основными целями были:

— обеспечение прав граждан на чистую воду и благоприятную водную среду;

— поддержание оптимальных условий водопользования;

-качества поверхностных и подземных вод в состоянии, отвечающем санитарным и экологическим требованиям;

— защита водных объектов от загрязнения, засорения и истощения;

— предотвращения или ликвидации вредного воздействия вод;

— обеспечение биологического разнообразия водных экосистем.

Несмотря на то, что «предотвращение или ликвидация последствий вредного воздействия вод» было одной из основных целей, данная цель была лишь декларативной. Никаких законов, подзаконных актов, нормативно-правовых документов, раскрывающих содержание этой цели принято не было.

Практика показала, что в действительности основная цель водного законодательства носила и носит природоохранный характер – охрана и защита водных объектов. Причем авторы данного закона со всеми признаками агентов влияния Запада несколько переусердствовали в достижении этой цели. Так, в ВК РФ 1995 года кроме дна, ещё и берега были отнесены к так называемому единому водному объекту (ст. 7).  Водоохранная зона (далее — ВОЗ) и, разумеется, входящие в ее состав береговая полоса (прежнее название – бечевник), прибрежная защитная полоса (далее – ПЗП), были отнесены в землям водного фонда.

С вступлением в силу последней (ныне действующей) редакции Водного кодекса РФ от 3 июня 2006 года № 74-ФЗ (далее – ВК РФ 2006 года) данные правовые коллизии и перекосы были исключены, правда заодно исчезли цели и задачи, содержавшиеся в статье 3 ВК РФ от 1995 года. Водоохранные зоны были исключены из категории земель водного фонда. В соответствии с действующим законодательством (статья 102 Земельного кодекса РФ) земли водного фонда – это земли: 1) покрытые поверхностными водами, сосредоточенными в водных объектах; 2) занятые гидротехническими и иными сооружениями, расположенными на водных объектах.

Если в ВК РФ 1996 года в ПЗП допускалось только размещение объектов водоснабжения, рекреации, рыбного и охотничьего хозяйств, а также водозаборных, портовых и гидротехнических сооружений (ст. 111), то ВК РФ 2006 года введено послабление режима использования территории ПЗП, перечислив в статье 65 (пункт 17), что запрещается в ее пределах. Таким образом, режимы использования ВОЗ и ПЗП были несколько смягчены, но суть и основная цель данного закона осталась прежней.

Было исключено слово «бечевник», а также фразу «вредное воздействие вод» поменяли на более мягкий вариант: «негативное воздействие вод» (далее — НВВ).

Как раз этому НВВ и посвящены следующее ниже.

В течение последних нескольких лет наметились некоторые позитивные сдвиги в отношении решения проблем НВВ в рамках действующего Водного кодекса. Так, внесены поправки и дополнения в статью 67.1 ВК РФ 2006 года. Введены понятия зон затопления и подтопления, установлена методика их определения и утверждения.

Вместе с тем, до сих пор отсутствует сбалансированный системный подход к решению этой проблемы. Прогресс есть, однако нет необходимого «погружения» в проблематику. Принимающиеся поправки в целом полезны, но до конца не продуманы, имеют, на мой взгляд, крупные недочёты и упущения. Так обычно и бывает, когда экономические стороны технических вопросов решаются правовыми методами без должного учета технических, в данном случае еще и природных закономерностей.

Рассмотрим основные упущения Водного кодекса в части защиты от негативного воздействия вод:

  1. В статье 67.1 не рассмотрен наиболее опасный результат негативного воздействия вод – разрушение берегов. Берег может и не затапливаться, например, если он высокий, но при этом подвергаться активному размыву. В отличие от затопления и подтопления разрушение берегов, как правило, процесс необратимый и поэтому более опасный.
  2. Согласно  п. 5 Положения о зонах затопления и подтопления (утв. постановлением Правительства РФ от 18 апреля 2014 г. N 360 «О зонах затопления, подтопления») «Зоны затопления, подтопления считаются установленными, измененными со дня внесения сведений о зонах затопления, подтопления, соответствующих изменений в сведения о таких зонах, в Единый государственный реестр недвижимости». И в то же время границы зон затопления устанавливаются на основе расчетных параметров границ затоплений пойм рек, определенных на основе инженерно-гидрологических расчетов. Сразу возникает вопрос: как можно заносить в ЕГРН сведения, которые фактически постоянно могут меняться? Ведь показатели, используемые в гидрологических расчетах, является весьма изменчивыми. Другими словами основные факторы, влияющие на параметры зон затопления – это гидрологические характеристики рек, в т.ч. живое сечение русла, а также любые факторы, влияющие на параметры водного потока, изменчивы и, следовательно, изменчиво и фактическое положение границ зон затопления. (Например, из-за естественного перемещения скоплений наносов в руслах рек при паводках, при расчистках русел рек от наносов, при размещении в бассейнах рек гидротехнических сооружений, влияющих на параметры водного потока и пр.). Поэтому ставить эти зоны на кадастровый учет по крайней мере неправильно, а не по крайней мере вредно или в свете действующей редакции ВК — негативно.

При определении понятия границ земельных участков в законодательстве используется формулировка «описание местоположения границ» (пп. 3 п. 4 ст. 8, п. 8 ст. 22 Федерального закона «О государственной регистрации недвижимости» от 13.07.2015 г. № 218-ФЗ).

Границы земельного участка описываются посредством определения координат его характерных (поворотных) точек. Координаты характерных (поворотных) точек называются сведениями о земельном участке и вносятся в ЕГРН.

Таким образом, границы зон затопления и подтопления будут зафиксированы в ЕГРН координатами точек поворота линий, соответствующих границам этих зон. Поскольку фактическое положение границ зон будет постоянно изменяться, то сведения об этих зонах, имеющихся в госреестре, должны постоянно уточняться, иначе они не будут соответствовать действительности.

Несоответствия юридических сведений о зонах затопления и подтопления, занесенных  в ЕГРН, фактическим, вследствие изменчивости последних, станут источником постоянных судебных споров. Ведь юридическое признание и фиксация границ зон затопления и подтопления на картах и местности означает запрет строительства в таких зонах объектов капитального строительства без возведения сооружений инженерной зашиты.

Таким образом, в создавшихся правовых условиях будут гарантированно наблюдаться новые парадоксы Водного кодекса РФ, а именно: в местах, не подверженных затоплению и подтоплению, контрольно-надзорные органы будут требовать возведения защитных сооружений от несуществующих угроз, а зоны, действительно подверженные негативному воздействию вод, будут осваиваться  без строительства защитных сооружений. В этом и заключается негативное воздействие Водного кодекса РФ.

Все эти вопросы, по моему убеждению, должны решаться в рамках отдельного законодательства: или закона о берегах, или закона о защите от негативного воздействия вод, и не в правовых рамках действующего Водного кодекса РФ.

%d такие блоггеры, как: