fbpx

Особенности национального проектирования

 

Проектный бизнес в России один из самых сложных и уязвимых. Причём с каждым годом это усугубляется всё больше и больше. Основные проблемы, возникающие при проектировании в хронологической последовательности на примере нашего предприятия — ООО НПЦ “Берегозащита».

1. СРО. Платы за право проектировать

Идея СРО неплохая, но ее реализация в наших условиях напоминает реальный узаконенный грабеж. Речь не о регистрации, разовых и регулярных выплатах, хотя они и не малые. Речь о потерянных компенсационных взносах при ликвидации СРО. Они не возвращаются, т.е. практически теряются безвозвратно.

НПЦ «Берегозащита» только на этом потерял порядка 2 млн рублей. В качестве компенсации получил 50 тысяч рублей.
Приходится снова вступать в другой СРО и снова делать компенсационные взносы с нуля. Хотя в предыдущем СРО было право проектирования особо опасных объектов и право заключения контрактов на сумму до 300 млн. руб. Все это теряется при ликвидациии СРО.

Почему закон не защищает при этом ни в чем неповинных проектировщиков и не оставляет за ним те права , которые у него были, которые подтверждены квалификацией работников и за которые сделал соответствующие взносы?

2. «Выбор» без права выбора

Когда бюджетные объекты выносятся на торги, в составе конкурсной документации размещаются сама форма контракта со всеми его условиями, задание на проектирование, сметы и др. документация. При этом выбирать не приходится. Если выиграешь, то торг по этим документам будет уже неуместен. Таково законодательство о госзакупках.
При этом, как правило, заказчики стремятся максимально насытить задание на проектирование теми работами, которые относятся к функциям заказчика согласно Градостроительного кодекса РФ (далее — ГК). Это — и подготовка исходно-разрешительной документации, и сбор технических условий, и оплата стоимости государственных экспертиз, и подготовка документации по подрядным торгам, и получение разрешения на строительство.

Возникает вопрос: почему ФАС пропускает такую документацию? Почему позволяет дважды оплачивать одну и ту же работу: в виде зарплат работников служб заказчиков и в составе ПИР? Хотя это не ПИР.

Находятся очень ушлые заказчики, которые стоимость этих работ удерживают и не доплачивают на последнем этапе. Это делается под предлогом того, что они, относящиеся к компетенции заказчика, не включаются в состав сводного сметного расчета как проектные работы. Так, нас и обманул МКУ «Сакиинвестпроект» и недоплатил за выполненные работы по ППТ и ПМ, а также за математическое моделирование (в общей сумме 12 млн руб).

2. Нереальные сроки

В контрактах обычно не учитывается последовательность выполнения работ по подготовке проектно-сметной документации. Сроки принимаются такими как будто исходно-разрешительная документация уже готова и утверждена. В реальности всё далеко не так.

Самые опасные контракты для исполнителя те, в которых ему поручена подготовка всей исходной разрешительной документации, при этом установлены жёсткие санкции за нарушение срока сдачи результатов работы, т.е. ПСД, получившей положительное заключение экспертизы. Сроки при этом крайне сжатые и предполагают прохождение экспертиз с первого захода. Причем применение штрафных санкций — на усмотрение заказчика: может применить, а может и нет. И после приёмки в полном объеме результатов работы может выставить исполнителю претензию на круглую сумму. Она может превысить договорную цену.

Так, тот же МКУ “Сакиинвестпроект» предъявил в отношении НПЦ “Берегозащита“ претензию на сумму более 52 млн. рублей, а всего оплатив за выполненные работы 45 млн. И это при полностью выполненной и сданной работе заказчику. Вопрос: почему закон не защищает исполнителей от подобных недобросовестных заназчиков заказчиков? И почему бы не ввести понятие недобросовестный заказчик?

3. Многоуровенность госэкспертиз

Самыми сложными для прохождения экспертиз являются морские гидротехнические, в том числе берегозащитные сооружения.
Разработать сам проект не представляет большой сложности. Если есть знания, опыт, умение проектировать, конструировать можно, сам проект относительно быстро разработать. А вот прохождения экспертиз связаны с определёнными трудностями.

При проектировании морских ГТС необходимо пройти последовательно 3 государственных экспертизы — это рыбохозяйственная Росрыболовства, государственная экологическая Росприроднадзора и государственная экспертиза ФАУ “Главгосэкспертиза России».
Каждая из этих экспертиз по своему особенная и у каждой из них свои организационные недостатки, о которых уже писал, а именно:

А. Рыбохозяйственная экспертиза

Проводит Росрыболовство. Экспертиза касается раздела проекта “Рыбоводно-биологическое обоснование». Он готовится одним из 14 НИИ того же Росрыболовства, но направляется на экспертизу от проектной организации в составе проекта. По сути проектная организация становится заложником ошибок НИИ Росрыболовства.

Почему бы не вынести эту экспертизу на стадию выдачи разрешения на строительство? РБО при этом будет достовернее. И не будет задержки выполнения проектных работ и экспертизы проектной документации.

Б. Государственная экологическая экспертиза (ГЭЭ)

Во-первых, экологическое законодательство требует прохождения ГЭЭ всех объектов, размещаемых в территориальном море и внутренних морских водах. Короче, всех по одну гребёнку: и простой волногасящий пляж, и порт, терминал и нефтяную платформу. Логично было бы исключить из этого перечня гидротехнические, хотя бы берегозащитные сооружения.

Во-вторых, в настоящее время отсутствуют технические регламенты в целях охраны окружающей среды в соответствии с Федеральным законом «О техническом регулировании» от 27.12. 2002 г. N 184-ФЗ.
Федеральный закон от 30.12.2009 г. N 384-ФЗ «Технический регламент зданий и сооружений» в статье 14 рамочно установил общие требования безопасного уровня воздействия зданий и сооружений на окружающую среду. Именно : чтобы «не возникло угрозы оказания негативного воздействия на окружающую среду». Следовательно, экспертиза может вольно трактовать экологические требования, и как бы проектировщик не ответил на замечания ГЭЭ, ответ может не удовлетворить эксперта. Как минимум посчитать его неполным.

В-третьих, снимать замечания в рабочем порядке ГГЭ не предполагает.
В данных условиях велика вероятность не пройти ГЭЭ с первого захода и это становиться в порядке вещей.

В. Государственная экспертиза ФАУ «Главгосэкспертиза» (ГГЭ)

Я в предыдущих статьях уже писал о дублировании функций двух государственных экспертиз. Ситуация, которая до сих пор существует вызывает крайнее недоумение. Как два ведомства не могут разобраться между собой, кто главнее и кто что должен экспертировать? И почему их требования противоречат друг другу?

На одном из семинаров, который проводил Крымский филиал ФАУ «Главгосэкспертиза» было заявлено о том, что во 2-м полугодии 2019 г. планируют разделение полномочий Росприроднадзора и ФАУ «Главгосэкспертиза» при проведении экспертиз. Это можно только приветствовать.

4. Судебные дрязги

Последние 3 года НПЦ «Берегозащита» являлось генпроектировщиком по объектам ФЦП «Социально-экономическое развитие Республики Крым и Севастополя до 2020 года».
Всего подготовлено проектно-сметной документации по 7 объектам ФЦП: 5 объектов в Севастополе, 1 в г. Ялте, 1 в г. Саки. Все объекты выполнены, сданы заказчикам в полном объёме с положительными заключениями всех необходимых экспертиз.

И в то же время по всем объектам НПЦ «Берегозащита» заказчики либо недоплатили, либо не компенсировали понесенные нами дополнительные затраты. Судебные тяжбы тянутся почти год. Предметами судебных споров является сроки выполнения работ по контрактам, часть неоплаченных работ, сверхлимитные оплаты по функциям заказчика со стороны НПЦ.

Как видно из изложенного, работа проектировщика весьма сложна и многогранна.
Есть над чем работать Правительству РФ!

%d такие блоггеры, как: